Психология, сновидения, рефлексы - Информаторий - Психология - Форум
Понедельник, 16 Декабрь 05, 17.28.36
Вы вошли как Гость!
Группа "Гости"

Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

 

На сайте сегодня были:


 
      Самые популярные темы форума: 
 
 
 
   Лидер сообщений на форуме: 
 
  
   Топ репутации пользователей:
 
 
ФорумФорум
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Информаторий » Психология » Психология, сновидения, рефлексы (авт: Иванов Владимир)
Психология, сновидения, рефлексы
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.02.07 | Сообщение # 1
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Резюме

В статье сделана попытка исследования физиологических основ психических процессов. В частности, эмоции и мотивы рассматриваются, как дальнейшее усложнение условных и безусловных рефлексов. Психические защитные механизмы: вытеснение, смещение, перенос, проекция, инверсия эмоций, сублимация - представлены стадиями единого процесса. Выделяются основные факторы, мотивы, определяющие поведение человека и животных. Данные психологические закономерности рассматриваются на примерах: вкусовых предпочтений, феномене привлекательности и красоты, восприятии цвета, мотивах полового поведения и др. В ходе рассуждения и изложения автором собственных представлений, даётся обзор уже известных гипотез, теорий и идей в психологии и психофизиологии.

Сновидения и смещения.

Сновидения с точки зрения психологии замечательны тем, что приоткрывают некоторые закономерности менее очевидные в реальной жизни. Это в первую очередь относится к феномену смещения. Впервые на это обратил внимание З. Фрейд, отведя смещению основную роль в работе сновидения. В результате смещения акцент в сновидении перемещается с главного на второстепенное, основное переживание начинает выражаться в символической форме. Аналогичные процессы мы наблюдаем и наяву. Например, явление переноса (смещение чувств), когда чувства-эмоции, относящиеся к одному человеку, переживаются по отношению к другому (в данном случае психоаналитику). Нечто подобное происходит и при психической защите по типу проекции. Заметим, однако, что нельзя исключить и участия механизмов сновидения в этих феноменах. Тем более, развиваются эти процессы медленно (иногда - годы).

В качестве альтернативы сказанному, можно привести пример смещения без явного участия сновидения. Это смещенная агрессия, когда события развиваются в течение светового дня. Пострадавшая сторона в качестве ответной меры выбирает нападение не на источник опасности, а на более доступный, безопасный объект. Однако, эффективность (адаптивность) такого поведения, казалось бы, для поверхностного взгляда, - не выдерживает никакой критики. Еще более срочные реакции с элементами смещения возникают при сильных эмоциональных состояниях (аффектах), при внезапном появлении источника опасности. Реакция на боль или психоэмоциональное состояние ожидания боли в результате смещения трансформируются в состояние страха, и далее, в зависимости от особенностей организма, следует одна из трёх возможных ответных реакций: оцепенение, бегство или агрессия. Таким образом, важные для организма реакции всегда содержат элементы смещений, что обусловлено предыдущим опытом.

Смещение в сновидении может иметь и предупредительную функцию. Например, кошмары падений усиливают и поддерживают страх высоты на необходимом уровне. В данном случае реакция боли, ранее возникавшая при падениях, оказывается вытесненной из сознания (она отсутствует и в сюжете сновидения), но символически представлена в сновидении в виде страха при падении. Не вызывает сомнения адаптивный характер подобных вытеснений. Если животные или человек будут постоянно, в любой ситуации опасаться возможных повреждений и болевых реакций, - это будет сковывать движения и снизит поисковую активность. Кошмары типа "падений", а также смещенные образы в более мягкой форме (символы) предназначены именно для того, чтобы поставить "метки" на действительно опасные ситуации в виде страха высоты, падающих предметов, или в других более сложных жизненных ситуациях.

Если исследовать сновидения не одномоментно, а во временном развитии, то наблюдается, например, в теме падений некая динамика. Сначала, преимущественно в детском возрасте, снятся кошмары "простых" падений. По мере взросления в рассказах об увиденных снах все больше делается акцент на случаях избегания падений, например, при хождении по краю обрывов, крыш высоких домов и т.д., испытывая при этом жуткий страх, который, как бы, и предотвращает падение. Далее, по мере изживания страха, может присниться сон с чудесными полетами над окружающей местностью или боле реалистичный сон на эту же тему, окрашенный положительными эмоциями. Можно сказать, что это один и тот же сон, растянувшийся на многие годы или, что это один и тот же психический процесс, который под воздействием окружающей обстановки претерпевает фазные изменения. Попытка проанализировать этот феномен и легла в основу настоящей статьи.

Вытеснение, смещение.

И.М. Сеченов и позже, И.П. Павлов показали важную роль рефлекторных механизмов в формировании высших психических функций. Оставаясь в рамках этой концепции, для начала представим психику, как рефлекторную систему, направленную на избегание нежелательных воздействий внешней среды. Заметим, что болевая реакция является сильнейшей безусловной реакцией, всегда сопровождающейся переживанием страха и ужаса. Эти переживания возобновляются (по крайней мере, негативная окраска эмоций) и при условно-рефлекторном воспроизведении болевой реакции. Физическая боль тоже воспроизводится в виде мышечных спазмов и других проявлений.

Например, страх у маленьких детей может вызвать громкий звук. Б. Уотсон и Р. Рейнер (Watson, Rayner, 1920), совмещая показ белых мышей с ударом в гонг, вызывали у ребенка обусловленный страх мышей. Выяснилось, что угасания этого страха после прекращения безусловного раздражителя (громкого звука) не происходит, в отличие от классического условного рефлекса. Более того, страх имел тенденцию к генерализации, то есть распространялся на кролика, белую шубу, лист белой бумаги и т.д. Позже, изучая природу социальных страхов, психологи пришли к аналогичным результатам.

Рассмотрим, как может образовываться условная реакция страха в ситуациях с падениями. В реальной жизни ничто не повторяется в той же самой обстановке несколько раз. Да и сама обстановка меняется. С рождения дети не боятся высоты, а когда начинают ходить - много падают. Например, один раз ребёнок упал и испытал боль, когда быстро побежал за кошкой, в другом случае упал со стульчика, а на улице - с детских качель. В каждой из этих ситуаций постоянно присутствовал только один условный сигнал - потеря опоры. На неё и вырабатывается условный рефлекс или реакция страха.

Маловероятно, что страх потери опоры и страх к громкому звуку являются врожденными, как принято было считать. Но нельзя отрицать и возможность того, что условные страхи начинают формироваться ещё до рождения, доходя до стадии генерализации-тревоги. Формирование же предметного страха может происходить при наличии конкретного, предметного источника боли, от которого плод защищён. Громкий звук может напрямую вызвать боль в барабанных перепонках, а затем и страх, но, вероятно, только после рождения.

Какое же адаптивное значение может иметь страх потери опоры (невесомости), ведь ребёнок не осознаёт того, что он когда-либо терял опору и не предвидит этого в опасных ситуациях? То есть ввиду мимолётности, очень малой продолжительности случайного падения, страх потери опоры не осознаётся и, следовательно, в реальности не вызывает никаких осознанных реакций. Ответ на этот вопрос следует искать, скорее всего, в сновидениях. Те ассоциации, которые возникают при каждом падении: потеря опоры и кошка, потеря опоры и стульчик, потеря опоры и качели - рано или поздно выводят на тему потери опоры в сновидении, а значит - на тему падений. Отсюда - кошмары падений. Сон "усиливает" едва тлеющее ощущение опасности до таких масштабов, до такого страха падений, что дальнейшее обусловливание, то есть смещение на условный сигнал высоты, и страх высоты (акрофобия), уже не вызывают никаких вопросов. Как и важное адаптивное значение страха высоты для предотвращения падений. Возможно, "усиливающее свойство сна" является причиной трудного угасания социальных и других страхов (фобий).

Забегая вперед, отметим жесткую привязку основных (в детстве) сюжетов сновидений с проявлениями гравитации. Тот же страх падений, падающих предметов, страх тесных, закрытых пространств (клаустрофобия), связанный с опасностью обрушения укрытий - все свидетельствует об этом. Не исключая, конечно, и других страхов (боязнь темноты, одиночества, незнакомых людей, животных и др.). В частности, боязнь незнакомцев или животных вполне может возникнуть под влиянием кошмарных снов с преследованиями. Защитная роль таких страхов тоже очевидна.

Известно, что живущие в воде морские млекопитающие не имеют быстрой (быстрых движений глаз) фазы сна (Мухаметов Л., 1985), в которую и генерируются предупреждающие сновидения. Так как проявления гравитации в воде ослабляются (опасности, связанные с ней), то можно предположить, что сновидения и быстрая фаза первоначально возникли, наряду с другими причинами, как механизм предупреждения связанных с гравитацией опасных ситуаций, вероятность возникновения которых возрастала с появлением теплокровности и, следовательно, с повышением активности.

Бывает, что очень важные сигналы слишком слабы или кратковременны, но есть возможность предотвратить опасность. Тогда может сформироваться условная реакция на неосознанный раздражитель. Например, ориентация слепых людей в пространстве основана на том, что отраженные от препятствий неслышимые звуки вызывают условную реакцию сокращения мышц лица, воспринимаемую как холодок, прикосновение, затенение (Бериташвили, 1969). Условная связь возникает в результате нескольких столкновений. Возникающая боль всегда сопровождается сокращением мышц лица и шеи, чтобы отстраниться от препятствия.

Аналогичное предупредительное смещение (условная реакция) наблюдается и в других ситуациях. Так, в случае непереносимости некоторых продуктов, их вкус и запах становятся условными сигналами расстройства кишечника, как безусловной реакции. В результате вкус и запах непереносимого продукта, при упрочнении условной связи, становятся неприятными или даже отвратительными. В этом примере заметна некая физиологическая запрограммированность, хотя при заболеваниях внутренних органов наблюдается даже безусловное (генетически закрепленное) смещение боли на определенные участки поверхности кожи (зоны Захарьина - Геда), так называемая, отраженная боль. При повреждении подкожных тканей боль тоже проецируется (смещается) на поверхность кожи, но уже в зоне воспаления.

Состояние общего утомления (стресса) часто сопровождается дискомфортом именно в тех органах или частях тела, функция которых или ослаблена, или они испытывали перед этим повышенную нагрузку (смещение на тот орган, который будет сигнализировать о накопившейся усталости). Такая психовегетативная реакция может проявляться ощущением тяжести в ногах, головными болями, резью в глазах, а при волнении - болью в области сердца. Аналогичный механизм, похоже, задействован и в образовании конверсионных симптомов (нарушения чувствительности, параличи, глухота, немота и т.д.) при неврозах и в случаях психосоматических заболеваний, к которым относят: гипертонию, стенокардию, бронхиальную астму, язвенную болезнь, полиартрит, нейродермит и др.

Состояние психической травмы (душевной боли), когда нет физического повреждения, нет явной угрозы повреждения, смещенных страхов, связанных с возможностью повреждения, - можно по аналогии, с некоторыми допущениями рассматривать, как безусловную реакцию. Безусловным раздражителем в этом случае может быть какой-либо фактор окружающей обстановки, чаще социального характера. Последующая острая психическая реакция (безусловный ответ) протекает при значительном участии мыслительных (когнитивных) процессов - воспоминаний, умозаключений и т.д. По мере изживания психической травмы включаются механизмы вытеснения и смещения, что равнозначно формированию условной реакции. Условный стимул здесь входит, как правило, в состав безусловного стимула, как часть в целое. В этом случае условная реакция, ранее являвшаяся составной частью безусловной реакции, в результате смещения как бы принимает на себя весь её "отрицательный эмоциональный заряд". То есть второстепенная проблема в какой-то момент начинает восприниматься как более актуальная, чем вытесненная главная проблема (оценка ситуации в целом), включавшая в себя до вытеснения эту второстепенную проблему. В результате этого снижается острота (актуальность) основной проблемы. Рассмотрим два примера.

При переходе в другую школу Анна столкнулась с непривычными для неё строгими требованиями. Некоторые учителя, как она посчитала, отнеслись к ней несправедливо, и она их возненавидела. Ходить в школу с таким настроением очень тяжело. Поэтому переживания по поводу учителей со временем притупились, но у ней появилось отвращение к учёбе (чтению книг, подготовке домашних заданий и т.д.), хотя в прежней школе она училась неплохо. Смещение в данном случае произошло на учебные дела и проблемы, так как они стали условными сигналами, предваряющими неприятное общение с учителями.

У Кирилла возникла сложная ситуация. По независящим от него обстоятельствам он вынужден переехать в другой город. Предстояла смена привычной обстановки. Не хотелось покидать обжитой дом, накатывались тяжёлые мысли о предстоящем расставании с родственниками и друзьями. Жаль терять работу, уходить из коллектива, в котором он так тяжело адаптировался, но с приобретением опыта занял достойное место. Через некоторое время Кирилл стал замечать, что все переживания отступили на второй план, кроме проблемы, связанной с потерей работы (смещение проблемы в целом на её часть).

Объектом смещения (то есть условным сигналом, который вызывает, например, реакцию раздражения) в зависимости от ситуации может быть всё что угодно: деталь одежды, черта характера, человек в целом, группа людей, зрительный образ и т.д. То есть при некотором напряжении во взаимоотношениях, например, с одним человеком, смещение может произойти на его внешний вид, манеру поведения. При взаимодействии в группе - на кого-либо из членов этой группы (феномен "козла отпущения").


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.03.05 | Сообщение # 2
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Во всех этих примерах наблюдается явление, подобное тому, которое З. Фрейд назвал "вытеснением" в бессознательное или предсознательное, когда главная проблема перестаёт волновать, на какое - то время может забываться, но в определённой ситуации опять вспоминается. При сопоставлении со стадиями выработки условного рефлекса, это состояние (вытеснение) первоначально совпадает со стадией генерализации, когда возникает чувство тревоги (неопределённой опасности). Это и понятно: слишком много условных сигналов (страхов) не "охватывается" сознанием, пока не определится один, самый сильный. Когда это произойдёт (специализация условного рефлекса) - тревога исчезнет - актуальным станет только один условный сигнал (одна проблема). Главная же проблема так и останется вытесненной. Таким образом, смещением завершается начавшийся процесс вытеснения.

Конечно, процесс смещения не следует понимать буквально, упрощенно, с запрограммированным результатом. Каждую минуту окружающая обстановка меняется. Вместе с ней изменяются и акценты восприятия. Поэтому объект смещения непостоянен, так как из - за сложности главной проблемы, не может быть и однозначного решения. Заметим, что простые, но сильно травмирующие факторы, в результате генерализации вызывают сложные психоэмоциональные реакции; не "охваченные" сознанием, они неизбежно вытесняются и смещаются. Простые, неосложнённые реакции часто являются объектами смещения других, более сложных реакций (проблем).

Становится очевидным, как полагал и З. Фрейд, что вытеснение (и, следовательно, смещение) лежит в основе всех психических движений. В вытеснении мы видим только внешнюю сторону таких, более глубоких процессов, как торможение, парабиоз, а также - индукционных явлений. Феномен торможения был открыт И. М. Сеченовым в 1862г. в эксперименте, показывающим угнетение спинномозговых рефлексов раздражением промежуточного мозга. И. П. Павлов, наблюдая процессы возбуждения и торможения при упрочнении и угасании условных рефлексов, обнаружил индукционные явления. Положительная индукция, когда происходит усиление положительного рефлекса тормозным раздражителем, объясняет тот факт, что начавшаяся генерализация и вытеснение способствуют последующему смещению. С другой стороны, отрицательная индукция, когда применение положительного стимула вначале дифференцировки, облегчает специализацию, усиливая дифференцировочное торможение. Что, соответственно, при состоявшемся уже смещении, делает неизбежным увеличение глубины вытеснения, а для начавшегося смещения - включается механизм необратимости и ускорения. Вытеснение, видимо, включает в себя как элементы внешнего торможения, так и запредельного. В последнем случае, представляя сильно возбуждённое состояние как эмоциональную доминанту, можно предположить, что длительно действующий раздражитель, вызывая эффект запредельного торможения, и приводит к прекращению реагирования по типу вытеснения. Нельзя в этом случае исключить и участия механизмов парабиоза, открытых Н.В. Введенским (1901г.). Опять забегая вперёд, заметим, что фазы засыпания (уравнительная, парадоксальная, тормозная) очень напоминают фазы парабиоза.

Современные исследования процессов, объединённых понятием "вытеснение", начались с открытия феномена повышения порога восприятия табуированных слов (McGinnies, 1949). В дальнейших исследованиях было обнаружено, что неосознаваемая зона (разница между осознанным и подпороговым стимулами) особенно хорошо выражена при патологии головного мозга с симптомами астении и понижении возбудимости органов чувств (Гершуни Г.В., 1977). Если рассматривать подобные симптомы как конверсионные проявления и результаты смещений, то можно сказать, что смещение - это неотъемлемая, завершающая часть вытеснения. Другими словами, с помощью смещения реализуется механизм вытеснения. И действительно, пример из этой же работы - воздушную контузию головного мозга - можно интерпретировать, как смещение травматической реакции на орган слуха (глухота), что привело к расширению неосознаваемой зоны и, следовательно, вытеснению. В других случаях величина этой зоны может колебаться в широких пределах и зависит от эмоционального состояния (Костандов, 1977)

Здесь возникает парадоксальная ситуация: информация об опасности не доходит до осознания, но оставляет следы, накапливается. До тех пор, пока не возникнет реальная угроза (тогда порог осознания будет преодолен). А эти следы памяти в виде различных ассоциаций (временных связей), как оказалось, очень трудно угасают, если они были неосознанны и возникали на базе доминирующей мотивации или эмоции (Костандов, 1983, 1994).

Существующие теории сознания тоже, каждая со своей стороны, расширяют подходы к проблеме вытеснения. Так, развитие концепции "светлого пятна" И.П. Павлова привело к созданию "теории прожектора" Ф. Криком (Crick, 1984). В ней акцентируется переключающая функция дорсального таламуса, с участием которого, каждые 100 мс "высвечивается" всё новый участок коры. Таким образом перемещается центр внимания.

Другая идея основана на том, что рефлекторная дуга, если она имеет обратную связь, превращается в кольцо. В этом случае сигнал, поступивший в проекционную зону коры, далее перемещается в ассоциативную кору, гиппокамп, зоны эмоций и мотиваций гипоталамуса и опять возвращается в проекционную зону, осуществляя тем самым информационный синтез вновь поступившей информации, с уже имеющейся. Предположительно, это и является мозговой основой возникновения субъективных переживаний (Иваницкий, 1976; Иваницкий и др., 1984).

Похожая идея лежит в основе теории сознания, разработанной Дж. Эдельменом (Эдельмен, 1981; Edelman, 1989). По его мнению, субъективные ощущения (осознание) возникают в момент повторного входа сигнала в те же нейронные структуры, куда он уже поступал. Обратные связи могут проходить по различным путям, а сигналы могут поступать как из внешней среды, так и после обработки информации в других структурах. Время одного цикла составляет 100 - 150 мс.

Б. Либет (Libet B., 1991) регистрировал реакцию нейронов с обнажённого участка коры на раздражение кожи и обнаружил, что стимул не осознаётся (раздражение кожи не ощущается), если корковая активация, возникшая в ответ на этот стимул, длится менее 300 - 500 мс. Автор не только подтверждает факт бессознательного восприятия, но и моделирует работу предполагаемого фильтрующего механизма. Так, в следующих экспериментах, применяя два стимула (раздражение кожи) с небольшим интервалом времени, Б. Либет обнаружил, что если второй стимул сильнее первого, то реакция на второй стимул тормозит реакцию на первый. В результате угнетения и прерывания корковой реакции на первый стимул - не происходит осознания соответствующего раздражения кожи. В роли тормозящего фактора, как предполагает автор, могут выступать и внутренние мозговые процессы.

Данная концепция "фильтрующего и контролирующего механизма" в некотором смысле сходна с концепцией "цензуры" З. Фрейда. Однако, предлагая одновременно и концепцию "вытеснения", З. Фрейд, видимо, предполагал наличие двух различных механизмов. По существу, эти понятия отражают разные подходы в попытке объяснить одно и то же явление. Разница подходов состоит в том, с какой стороны наблюдать это явление: с сознательной - или бессознательной. Это аналогично: находиться в освещенной комнате, где только в шкафах темно, или - в тёмной, но с фонариком. То есть является ли осознание "реактивным" процессом, а вытеснение - "активным". Или же осознание "активно", тогда как "цензура", как некая заслонка, - "реактивна". Работа Б. Либета (Libet B., 1991) склоняет именно к последней концепции (цензуры). Её можно сформулировать так: существует механизм активного реагирования на изменения окружающей обстановки (включая эмоции и мотивации), но если в определённой ситуации бурная реакция уже нецелесообразна, тогда достаточно просто не допустить эти эмоции и мотивы (сигналы, их вызывающие) до осознания. В такой трактовке достаточно было бы одного понятия "цензура". Но так как сознание является определённой точкой отсчёта, то и рассуждать удобнее с позиции сознания. Следовательно, если возникает необходимость, термин "вытеснение" вполне может заменить термин "цензура".

Подобная ситуация возникла в электродинамике. Первоначально договорились (условно это принято и сейчас), что электрический ток - это движение положительных зарядов. Когда открыли электрон, оказалось, что по проводнику движутся отрицательные заряды в противоположном направлении. Но в электролитах возможен ток и положительных ионов, а в полупроводниках - положительно заряженных дырок. Вот и посчитали - стоит ли отменять эту условность.

И, возвращаясь к теме, еще раз подчеркнем: "смещение" - это условная реакция предупреждения определенной опасности или проблемы.

Факт смещения указывает на наличие какой-либо проблемы (психической, физической травмы).

Несмещённая проблема или та, которая стала объектом смещения какой-то другой, более серьёзной проблемы, в разное время могут стать объектом смещения третьей, четвёртой и т.д. проблем.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.03.14 | Сообщение # 3
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Инверсия эмоций - базовый механизм психической защиты. Мотивы поведения.

Следовательно, в случае психического травмирования происходит смещение страха и других отрицательных эмоций с одного объекта на другой. Этим достигается предупреждение об опасности ещё на подступах к ней. Всё начинается с вытеснения. Главная проблема уже не "загружает" полностью сознание. Отрицательные эмоции смягчаются (вытесняются и смещаются), что даёт организму возможность решать повседневные задачи, так как, будучи смещёнными, эмоции актуализируются во второстепенной проблеме лишь эпизодически, при воздействии соответствующих стимулов.

Далее, если опасность отступила, или когда смещённые и несмещённые эмоции (проблемы) мешают решению других задач (при наличии соответствующей мотивации), происходит "инверсия" - замена отрицательных эмоций положительными. Радикально меняется поведение: стратегия избегания заменяется на стратегию достижения. То, что раньше вызывало страх, отвращение, раздражение, - теперь вызывает интерес, желание обладать этим или испытывать ранее избегаемые ощущения. То есть, возникает подчинённый мотив, формирование которого связано с доминирующей мотивацией.

Когда у Анны появилось негативное отношение к учёбе из-за проблем с учителями, ситуация казалась безвыходной, если бы не одно событие. В этой школе была традиционно сильной художественная самодеятельность. Анна стала активно участвовать в ней и, обладая прекрасным голосом, удачно выступила на школьном концерте. После этого она почувствовала особое к себе отношение и симпатию окружающих. Ей стало как-то неловко плохо учиться, и она решила стать одной из первых учениц в школе. Под воздействием этой сильной мотивации, негативное отношение к учёбе сменилось позитивным (произошла инверсия). С возникновением интереса к учёбе и появлением первых успехов, наладились отношения и с учителями (основная проблема тоже инвертируется, то есть разрешаться).

У Кирилла в связи с переездом обострились переживания по поводу потери работы. Но при встрече с руководством выяснилось, что в том городе, куда он переезжает, будет открыт филиал фирмы, и Кириллу, как перспективному сотруднику, предложили его возглавить. После этого предложения (сильная мотивация), улетучились все переживания по поводу расставания с трудовым коллективом (инверсия). Более того, деловые отношения с некоторыми членами коллектива теперь стали восприниматься им как неприязненные с обеих сторон (инверсия чувств от терпимости и, следовательно, скрытой напряжённости, до полного неприятия, что, как ни странно, послужило разрядкой). Как только эта проблема отступила, вдруг обострились другие переживания, уже по поводу расставания с друзьями (возникло новое смещение на часть главной проблемы). Так как мотивация очень сильная (карьерные устремления), то и эта проблема быстро рассеялась: у Кирилла появилось желание испытать себя одиночеством, другими трудностями.

Такого типа инверсии (как в последнем примере) можно обозначить, как "желание причинить себе боль", понимая под словом боль и психическую травму тоже. В подобных ситуациях случаются и инверсии типа "желание причинить боль другому". Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что желание причинить боль другому равносильно причинению боли самому себе, если этот другой человек тебе небезразличен. Не углубляясь в детали, заметим, что З. Фрейд уже отмечал подобное явление - возможность одновременного существования у человека противоположных тенденций в виде перверсий.

Относительно последнего примера отметим, что аналогично разрешаются и другие сложные жизненные ситуации: поочерёдно, одно за другим, устраняются (инвертируются) все препятствия, стоящие на пути реализации главной цели (сильной мотивации). Этот феномен можно обозначить как "поочерёдные инверсии". Рассмотрим другие примеры.

Страх высоты, неизбежно возникающий при столкновении с реальностью, в некоторых ситуациях может и помешать удовлетворению жизненных потребностей. Поэтому страх высоты, возникший и усиленный в сновидениях, в сновидениях же и ослабляется. Например, когда возникает необходимость добывать плоды на высоком дереве, то взаимовлияние мотивации голода и эмоции страха высоты включает механизм сновидения, который начинает генерировать сны на тему чудесных полётов, захватывающих приключений в горах или бесстрашного лазанья по деревьям. Ослабленный (инвертированный) таким образом страх в сновидениях - уже легче инвертируется и в реальной обстановке. При наличии доминирующей мотивации страх высоты и падений начинает восприниматься как состояние эйфории - и страх преодолевается.

Аналогично устраняется и страх тесных пространств (клаустрофобия), связанный с возможностью обрушения укрытий. Когда всё чаще возникает необходимость укрыться от непогоды (мотивация избегания неблагоприятных воздействий), в сновидениях могут появиться сюжеты захватывающих приключений в пещерах, лабиринтах и т. д. Эти инверсии во сне ослабляют страх. Наяву, в соответствующих ситуациях, инверсия доводится до автоматизма и может происходить уже без видимой причины. Так дети любят строить шалаши и домики и прятаться в них независимо от погодных условий.

Страхи преодолеваются по механизму инверсии, сублимации или девиации. Это всегда связано с возникновением новых, более сильных мотивов. Например, сублимацией можно назвать желание детей строить укрытия и прятаться в них, как и желание качаться на качелях, преодолевая страх высоты.

Инверсия наблюдается и после болевой реакции. Те органы, которые в неблагоприятной ситуации (стресс) становились объектом смещенной боли, в благоприятных условиях (наличие мотивации) перестают болеть, вызывать неприятные ощущения и, возможно, за счёт прилива крови повышают свою функциональную активность (что является предпосылкой излечения). По крайней мере, к такому результату приводит кожный зуд (инверсия боли), способствующий улучшению кровоснабжения заживающей раны путём расчёсывания.

Под воздействием полового влечения происходит широкий круг всевозможных инверсий. Так, запахи или зрительные образы, в других случаях вызывающие отвращение, в интимных взаимоотношениях могут приобретать свойство дополнительного возбуждающего фактора.

В обыденной жизни инверсия может выглядеть, как появившееся желание преодолеть какое-либо препятствие, решить задачу, приобрести нужную вещь, совершить какое-то действие и т.д.

Как механизм психической защиты, "инверсия эмоций" (или "инверсия") повышает устойчивость к стрессам, травмирующим ситуациям, смягчает.

Сублимация и девиация. Мотивация деятельности.

Уже отмечалась важная роль сильной мотивации, под воздействием которой происходит инверсия и возникает новая подчинённая (побочная) мотивация. Сильная или доминирующая мотивация была описана А. А. Ухтомским (1904 -1911гг.) и названа им доминантой. В лабораторных условиях мотивационные эффекты возникают при стимуляции зон самораздражения. Впервые этот феномен обнаружил Д. Олдс в 1960г. Дальнейшее детальное исследование этих зон, в частности, области латерального гипоталамуса, показало, что ответная реакция зависит от силы применяемого электрического тока. Она варьирует от демонстрации поискового поведения - до сильных мотивационных эффектов и эффектов самораздражения. Механизм возникновения доминирующей мотивации связывают с физиологическими потребностями. Когда потребности не удовлетворяются, или не удаётся избежать негативных факторов внешней среды (холода, жары и т. д.), тогда и возникает это психофизиологическое состояние. Подобные мотивации некоторые авторы называют "экстринсивными" в отличие от "интринсивных" (внутренних).

В работе Хекхаузена Х. (1986г.) приведены различные мнения по этому спорному вопросу. Таким образом, мотивацию, возникшую в результате инверсии, можно было бы отнести к типу интринсивной. Однако, этот критерий не совсем точен, так как те доминирующие мотивации, которые относят к экстринсивным, тоже (что, возможно, не так очевидно) возникли в результате инверсии и дальнейшего усиления. С другой стороны, и подчинённые, возникшие в результате инверсии мотивации, при определённых условиях могут стать доминирующими.

Далее, мотивация, возникшая в результате инверсии, может стать и доминирующей. Подобный процесс З. Фрейд назвал "сублимацией". Но он рассмотрел частный случай, когда сексуальные запретные импульсы, влечения, не находят своего выражения и сублимируются в социально приемлемую деятельность. Понятно, что в результате этого, доминирующей становится мотивация, вызвавшая эту деятельность.

Другие исследователи тоже описывали подобные процессы. В частности, Б. Ф. Скиннер (Skinner B. F.) в экспериментах с применением наказания получал противоречивые результаты. Оказалось, что поведение, в результате которого возникают неприятные последствия, не исчезает полностью. Оно лишь видоизменяется, проявляясь в других формах.

Г. Олпорт (Allport G., 1937) сформулировал "принцип функциональной автономии", в соответствии с которым инструментальные действия, порождённые биологическими потребностями, могут в дальнейшем мотивироваться уже независимо от этих потребностей.

А. Н. Леонтьев (1975г.) показал возможность полноценному мотиву (свойству доминирования) сдвигаться на другой объект (подчинённую цель) и выразил это в концепции "сдвига мотива на цель". То есть действия, служившие ранее для достижения подчинённых целей, могут отщепляться от первоначальной (ведущей) мотивации. И эти цели приобретают свойство полноценного (ведущего) мотива.

Пример с Анной. В результате сильного желания стать одной из лучших учениц в школе, у ней появились значительные успехи в учёбе. Но для того, чтобы стать первой, требуется много усилий. Она поняла, что лидерство её уже перестало привлекать. К этому времени уже возникли дружеские отношения с одноклассниками. Ей просто стало интересно учиться, каждый день узнавать что - то новое. Акцент сместился с лидерства на интерес к учёбе. В данной ситуации (процессе сублимации) преобладают, как видим, социальные мотивы.

Чёткую границу между инверсией и сублимацией определить невозможно. Инверсия часто происходит в случаях смещения на малозначительные проблемы, потребности (кажущийся дефект внешности, нехватка какой - нибудь вещи и т. д.). Этот процесс может получить дальнейшее развитие, а может и не получить. Инверсия будет выражаться в желании устранить эту проблему (изменить внешность, купить дорогую вещь). Если желание не удовлетворяется (фрустрация), то мотивация усиливается и становится доминирующей. С какого - то момента такие изменения можно назвать сублимацией: когда конкретная неудовлетворённая потребность начнёт вызывать более сильные переживания, чем вызвавшая её первоначальная потребность (желание выглядеть не хуже других).

Возможен и несколько иной вариант: если сильная потребность (доминирующая мотивация) не может быть удовлетворена (фрустрация), тогда и возникает та побочная деятельность (тоже результат инверсии), которая становится главной. С того момента, когда мотивация этой деятельности становится доминирующей, можно считать, что произошла сублимация.

И тот, и другой вариант сублимации может быть основой как нормальной деятельности (собственно сублимации), так и отклонений от нормы (девиаций поведения, перверсий). В рамках понятия "сублимация", отклонения от нормы можно, соответственно, и назвать "девиациями".

Перечислим кратко признаки сублимации и девиации: усиление результата инверсии, то есть превращение желания устранить побочную проблему в доминирующую мотивацию; обособление деятельности, которая была связана с удовлетворением доминирующей потребности, в самостоятельную; усиление мотивации, вызвавшей эту деятельность, до статуса доминирующей с одновременным ослаблением первоначальной (доминирующей) мотивации.

Сублимацией можно также назвать желание детей строить укрытия и прятаться в них без видимых причин. Как и желание качаться на качелях, преодолевая страх высоты. Следовательно, внутренней (интринсивной) мотивации (в буквальном смысле), скорее всего, не существует. Любые действия являются следствием (имеют предысторию) столкновения с окружающей реальностью. Условно, внутренними можно считать те мотивации и действия, целесообразность и полезность которых неочевидна.

Инверсия эмоций и сублимация, как филогенетически закреплённые механизмы, работают на опережение. Когда ещё не возникли опасные ситуации, и удовлетворены основные потребности, процесс всё равно находится в развитии. Желание приблизиться к опасной черте, рисковать без необходимости, для того и появляется, чтобы при возникновении потребностей, действительно жизненно необходимых, уметь преодолевать опасные ситуации, не задумываясь, в "автоматическом режиме".

В естественных условиях голод (сильная мотивация) вынуждает животных идти на поиски пищи. Страх встретиться с хищником на этот момент ослабляется (инвертируется). Насытившись (мотивация исчезает), животное опять начинает опасаться хищников (произошёл процесс, обратный инверсии). Потребность безопасного отдыха (новая мотивация) заставляет лезть на дерево. Страх высоты ослабляется (инвертируется). Такие психические подвижки отчётливо заметны только на стадии научения. Когда выработается автоматизм, в подобных ситуациях будут использоваться уже готовые поведенческие стереотипы. Сублимация способствует формированию этих стереотипов даже тогда, когда жизненные потребности удовлетворены (животное продолжает охранять свою территорию и при избытке корма; кошка продолжает охотиться на мышей, будучи сытой, и т.д.). При возникновении же реальных потребностей (под воздействием доминирующей мотивации), колебательные подвижки психики - инверсия и обратно - опять станут нормой поведения

И ещё относительно сублимации: в традиционном понимании сублимацией называют процесс, который рассматривают относительно доминирующей мотивации; если рассматривать этот же процесс относительно мотивации, возникшей в результате инверсии (побочной мотивации), то сублимация будет выглядеть, как "усиление" побочной мотивации до статуса доминирующей.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.03.41 | Сообщение # 4
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Динамика психических процессов. Закон движения психических образов.

Состояния, которые называют болевой реакцией, психической травмой, переживанием, возникшим желанием и др. - то есть мотивации и эмоции (негативные и позитивные), возникшие в конкретной жизненной ситуации, можно объединить одним понятием: "психический образ". Подобно гештальту, психический образ представляет собой единое целое (психоэмоциональное состояние), включающее в себя не только образы восприятия, но и весь комплекс психических переживаний. Целостность, неразрывность психического образа (аналогично целостности зрительного, вкусового и др. образов, которая проистекает из свойств сенсорных систем) определяется свойством сознания "охватывать" события, включая и эмоции, и мотивы с ними связанные, как единое целое. Что значит - способность удерживать сознанием (в "поле зрения") в данный момент только одну проблему, примерно одного уровня значимости (эмоциональной "заряженности"). Сильные переживания в результате генерализации становятся сложными - вытесняются и смещаются. Незначительные впечатления, не подкреплённые эмоциями, ускользают из сознания или интегрируются в другие образы.

Этих уточнений теперь достаточно, чтобы сформулировать "Закон движения психических образов":

"Психический образ, представляющий собой болевую реакцию или травмирующее переживание, претерпевает следующие, поочерёдно происходящие изменения: вытеснение, смещение, инверсию, усиление, сублимацию".

Движение психических образов обратимо на любой стадии (например, в случае возобновления действия патогенных, травмирующих факторов).

В данной формулировке закона "смещение" можно также понимать, как "конверсию", "сублимацию" - как "девиацию" (имея ввиду случаи отклонений от нормы).

Если возникает необходимость обозначить не процесс, а его результат (психический образ), то, например, смещение, инверсия и сублимация могут обозначать и результат соответствующего процесса. Все образы можно обозначить и таким способом: вытесненный образ (тревога), смещённый образ, инвертированный образ и т. д. Образ, вызвавший все эти процессы, можно обозначить как "первичный образ" (прообраз) или "прототип".

В результате перечисленных в законе процессов возникает череда отличающихся друг от друга образов, связанных одной нитью. То есть в результате воздействия какого - либо негативного фактора, возникает "эмоциональный заряд", который движется, переходит от одного образа, к другому.

Смещения и сублимации реализуются с переключением на другие образы. Тогда как результаты последнего смещения, инверсии, усиления - всё варианты одного и того же образа.

Смещений может быть несколько.

За сублимацией следуют только сублимации.

Заметим, что побочная мотивация является составной частью доминирующей, аналогично, как второстепенная проблема при смещении является составной частью главной проблемы. Поэтому доминирующая мотивация в сочетании с фрустрацией, как новая проблема (психическая травма), начинает двигаться по новому витку спирали согласно уже известной последовательности (вытеснение, смещение, инверсия), то есть смещается на второстепенную проблему: побочную мотивацию в сочетании с побочной фрустрацией. Таким образом, сублимация включает в себя все предыдущие стадии, но уже на другом уровне.

Закон показывает, что сильным положительным эмоциям, переживаниям всегда предшествуют сильные отрицательные.

Формулировка "Закона движения психических образов" и само название предполагают кроме детализации стадий ещё и некий общий план психических процессов в их взаимосвязи. Как вариант, предлагается более конкретная (рабочая) формулировка "Закона (принципа) последовательного изменения психических состояний":

"Эмоции и мотивы, возникающие в результате физической или психической травмы, последовательно претерпевают следующие изменения: вытеснение, перенос, инверсию, доминирование, сублимацию".

Термин "перенос" вместо "смещения" можно использовать в тех случаях, когда психический процесс имеет социальный характер. Имея в виду, конечно, "отрицательный перенос" ("положительный перенос" будет включать уже и стадию "инверсии") и более широкое, не только психоаналитическое толкование. Сюда же (к "переносу") можно отнести и большую часть процессов, обозначаемых как "проекция". Это перенос собственных негативных чувств и отрицательных эмоций относительно собственных негативных черт характера на других людей, приписывание им этих негативных чувств и черт характера.

Стадию "усиления" можно ещё назвать "доминированием", что подчеркнёт факт усиления мотивации до уровня доминирующей.

Выявленные закономерности прослеживаются на разных уровнях организации психики. Например, психовегетативная реакция на боль при заживлении раны может проявляться одновременно остаточными болями в самой ране и приятным кожным зудом вокруг неё. Вероятно, нейрорегуляторные механизмы ранозаживления (медленно развивающийся процесс) совместно с рефлекторными и явились основой развития психики.

Работа психики.

Исследования психики в плане избегания неблагоприятных воздействий наиболее детально проводились психологами поведенческого направления. Например, мотивацию бихевиористы объясняют стремлением снять внутреннее напряжение, когда возникают какие-либо потребности (Hull, 1929). Основой теории научения является "закон эффекта" Э. Торндайка. Согласно этому закону вероятность воспроизведения формы поведения возрастает, если ранее такое поведение приводило к полезному результату (снятию напряжения).

Если рассматривать любой стимул в своём максимальном проявлении как повреждающее воздействие, то абсолютно безопасных и абсолютно полезных факторов окружающей среды не существует и не может существовать. Скорее, наоборот: любой фактор или любая ситуация несут в себе потенциальную опасность. По сути, психика представляет собой сложный механизм отслеживания и оценки степени опасности того, с чем субъект сталкивается в процессе жизнедеятельности, хотя внешний результат этой работы проявляется преимущественно в виде поведенческих устремлений и в меньшей степени в виде избегания.

Похоже, что на разные травмирующие стимулы, психика реагирует одинаковым образом, по единой схеме, подобно тому, как на различные повреждающие воздействия, организм реагирует стрессом - единым комплексом физиологических и морфологических изменений.

При превышении некоего порога повреждающего (травмирующего) воздействия, субъект стремится его избежать. Если избежать не удаётся, включается механизм вытеснения, смещения, а затем и инверсии эмоций. Факт смещения может быть неочевидным. Процесс смещения в широком смысле можно понимать как отдаление опасности в ретроспективном плане, включая и те случаи, когда создаётся иллюзия отдаления опасности. Инверсия же отражает процесс отдаления опасности "по горячим следам" (тоже не обходится без иллюзий).

Ослабление опасности может касается не только смещённых отрицательных эмоций, но и всей проблемы-ситуации в целом. Так как смещение - это временная актуализация только части проблемной ситуации.

Превращение мотивации, возникшей в результате инверсии, в доминирующую и затем сублимация (трансформация одной доминирующей мотивации в другую) происходят не во всех случаях. Вообще, весь этот процесс для конкретного субъекта или конкретного переживания может остановиться на любой стадии, начиная с вытеснения. Или вернуться на предыдущие стадии. Возобновилось действие травмирующего фактора - все начинается сначала.

В рамках темы, обсуждаемой в данной статье, имеет значение:
не характер повреждающего воздействия или травмирующей ситуации, а сам факт их наличия;
не характер эмоций и чувств, а их знак (положительный или отрицательный).

Характер повреждающего воздействия, его биологическая значимость, а также сила воздействия, дают в ответных психических реакциях только частные различия, не противоречащие общей закономерности. Роль частоты и силы стимулирующего (травмирующего) воздействия будет рассмотрена ниже.

Рефлексы, эмоции, мотивы.

На многочисленных примерах и по результатам экспериментальных исследований видно, что существует заметное сходство эмоциональных реакций и условно-рефлекторных реакций. Например, эмоция страха высоты прослеживается в динамике, как результат предыдущих падений, неловких движений. То есть, безусловно-рефлекторная реакция боли, вызывая генерализацию рефлекса, рано или поздно трансформируется в условно-рефлекторную реакцию страха.

Прежде чем представить какую-либо опасность и эмоционально отреагировать на неё, должна быть предыстория реального столкновения с этой опасностью и опыт реагирования "по горячим следам". Эмоция - это бессознательная оценка ситуации - результат длительной эволюции. Когнитивная оценка ситуации, если она привела к возникновению эмоции, - это в любом случае возвращение к пережитым ранее первичным эмоциям. А эмоции и мотивы деятельности возникающие, по "внутренним" причинам, похоже, мало чем отличаются от эмоций и мотивов, вызванных внешними причинами.

Проблематичность определения понятий "эмоция" и "мотив" отмечается многими авторами, особенно - их соотношение. Может быть, что-то проясняет факт, что эти слова имеют общее происхождение от "movere". Так, Х. Хекхаузен (1986) на том основании, что мотивы поведения непосредственно не наблюдаемы относит их к гипотетическим конструктам и считает мотивами такие явления, как потребность, побуждение, влечение, склонность, стремление. А эмоции или входят в состав мотивов (один подход), или ими являются, как, например, в гедонистических концепциях (другой подход). Есть ещё одна трудность: признание за эмоцией оценочной функции позволяет ошибочно полагать, что эмоция вторична по отношению к мотиву и потребности. Или когда такое положение вещей, что мотивы и потребности стоят впереди эмоций, допускается самим автором. В таком случае, чтобы окончательно не запутаться, потребуются более жёсткие определения этих понятий, что тоже является довольно трудной задачей.

Если взять за ориентир условно-рефлекторную теорию, то эмоции в общепринятом их понимании, без сомнения, первичны, а потребности и мотивы - вторичны. Например, сначала возникает эмоция голода, а уж затем формируется потребность в еде и соответствующий мотив достижения. Но вот пища становится доступной. Удовольствие от её поедания - это та же эмоция голода, только трансформированная (инвертированная) в положительную эмоцию - эйфорическое состояние с той же предметной основой. То есть, эмоции и первичные, и вторичные (инверсии первичных эмоций, их развитие) лежат в основе мотивационных процессов, а не наоборот. Следовательно, первичные эмоции всегда отрицательные, а вторичные - положительные (результат инверсии). Если происходит смещение, то смещённая эмоция (результат смещения) тоже относится к первичным эмоциям, так как имеет свой первичный условный сигнал и отрицательную эмоциональную окраску.

При экспериментальном изучении условных рефлексов И.П. Павлов обратил внимание на то, что эмоциональное реагирование на внешние раздражители, искажает или отменяет уже сформированные условные рефлексы, по-сути, влияя и на мотивацию. Этот феномен был назван "внешним торможением".

П.К. Анохин (1975) в своей концепции "афферентного синтеза", факторы внешнего торможения называет обстановочной афферентацией и для возникновения адекватного поведения учитывает, наряду с действием пускового стимула и обстановочной афферентацией, ещё фактор мотивации и прошлый опыт (память).

П.С. Купалов зависимые от влияния внешней среды рефлексы назвал ситуационными или обстановочными условными рефлексами.

Так, в экспериментальной или естественной обстановке, с возникновением болевой реакции, через какое-то время (возможно, пока ещё не прошла боль), обстановочные сигналы могут уже вызывать условно-рефлекторные реакции (состояние тревоги в стадии генерализации). Если боль сильная, повторяющаяся, то может сформироваться условно-рефлекторная эмоция страха на какой-то один основной сигнал, например, на потерю опоры при падениях. Это тоже «смещение», в более широком его значении. В данном примере, так как сигнал потери опоры не может предупредить падения, кошмарные падения во сне усиливают эту эмоцию страха до такой степени, чтобы произошло ещё одно смещение эмоции, в данном случае на условный сигнал высоты. Так формируется страх высоты. Далее, если человеку приходится бывать на высоте или его деятельность мотивирована и связана с высотой, то страх высоты со временем ослабляется или заменяется ощущением эйфории. Возможно, это связано с "накоплением" заторможенных условных связей на обстановочные сигналы, которые при повторяемости обстановки свидетельствуют о безопасности основного условного сигнала. Если ситуация контролируема (то есть человек может либо приблизиться, скажем, к обрыву, либо наоборот, если сильно страшно, отойти от края) то эти обстановочные сигналы свидетельствуют (на неосознаваемом уровне), что опасность не так велика. Если что-то повторяется - значит не опасно.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.03.48 | Сообщение # 5
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Существующие в подкорковых структурах мозга "система поощрения" (зоны удовольствия) и "система наказания" (зоны избегания, неудовольствия) - это, вероятно, последние звенья цепи, куда поступают сигналы об источнике опасности (например, сигнал высоты) и обстановочные сигналы, перед тем, как переключиться на эффекторные структуры. Обе эти системы относятся к гипоталамо-лимбическому комплексу - области мозга, ответственной за эмоции. Но трансформируется (обрабатывается) сигнал в коре головного мозга. Если страх высоты сильный, то, естественно, преобладает активность центров наказания. Если пребывание на высоте привычно, то, видимо, обстановочные сигналы тормозят центр наказания (страха), а соотношение обстановочных сигналов и условного сигнала (возможно, каких-то электрофизиологических параметров - чисто количественное) определяет уровень возбуждения центров удовольствия. Так, если условный сигнал (признаки высоты) небольшой силы, а обстановочные усиливаются, то страх высоты проходит или сменяется состоянием эйфории (инверсия). Другими словами, если человек видит дно пропасти (условный сигнал), то страх сильный. А если он видит зелёную траву на краю обрыва и обвязан страховочной верёвкой (обстановочные сигналы), - то страх ослабляется; или видит дно пропасти и обвязан верёвкой - возникает состояние эйфории. Всё зависит от предыдущего опыта. То есть какие условные связи на обстановку были ранее образованы: сколько, какой силы и прочности, степень заторможенности. Следы предыдущего опыта хранятся в коре головного мозга; это промежуточное, но главное звено всех эмоциональных процессов. Начальное звено - уровень спинного, продолговатого мозга - генерирует безусловные рефлексы.

Эмоциональные процессы, как и условно-рефлекторные, постоянно находятся в динамике. Одни раздражители добавляются - другие исчезают. "Застывшего" условного рефлекса, эмоциональной реакции - в природе не существует. Скорее, обычное эмоциональное состояние - это упрочнённые актуальные условные связи с признаками генерализации, когда условную эмоциональную реакцию начинают вызывать новые (похожие на старые) и некоторые обстановочные условные сигналы, а также происходит затормаживание новых и растормаживание старых (ранее заторможенных) условных связей.

Возможно, это одна из причин трудности в определении самого понятия "эмоция" и других понятий эмоциональной сферы: потребности, побуждения, мотива и т. д.

Например, А. Н. Леонтьев (1971,1975) мотив определил как опредмеченную потребность. В. К. Вилюнас (1990) отмечает признаки предметности и у эмоций.

Предметность - основополагающий признак. В условно-рефлекторной теории аналогом ему может быть условный сигнал. А состояние генерализации, когда действие условного (наличие предмета) и обстановочных сигналов может сочетаться, наиболее подходящим будет называть "ситуацией". Собственно, именно в таком смысле этот термин преимущественно и используется.

Образуется следующий ряд основных понятий (движение психических процессов совпадает с направлением по схеме снизу-вверх).

* Доминирующая мотивация
* Цель (подчиненная)
* Мотив (подчиненный)
* Положительная эмоция
* Смещённая отрицательная эмоция
* Отрицательная эмоция. Психическая травма
* Болевая реакция
* Физическое повреждение

Болевая реакция, как безусловный рефлекс, предметна в своей физиологической конкретности. Но со временем появляются признаки генерализации, что будет проявляться реакцией на обстановку состоянием тревоги (предметность, переходящая в ситуацию).

При упрочнении одной из условных связей и затормаживании других (обстановочных), возникает отрицательная эмоция, как реакция на этот условный сигнал (ситуация опять становится преимущественно предметной) - это признак смещения.

Сильная отрицательная эмоция, психическая травма могут приобретать некоторые свойства безусловного рефлекса, способны вторично вызывать генерализацию - образовывать обстановочные связи и выделять среди них один условный сигнал. То есть за смещением может последовать ещё одно смещение (ситуация с затормаживанием обстановочных рефлексов также становится преимущественно предметной).

Далее, отрицательная эмоция опять "обрастает" обстановочными рефлексами (реакциями), которые затормаживаясь и "накапливаясь", влияют на силу проявления основной эмоциональной реакции. В какой-то момент, преобладание сигналов заторможенных обстановочных рефлексов при ослаблении условного сигнала приводит к тому, что знак эмоции меняется на положительный (предметность опять сменяется ситуативностью, но предмет в ситуации тот же) - это признак инверсии.

Мотив (подчинённый) - результирующее эмоциональное состояние, включающее отрицательную эмоцию (результат воздействия или лишения) и воображаемую, пережитую ранее положительную эмоцию, возникавшую при разрешении подобной проблемы. Преобладание первой или второй определяет каков будет мотив - избегание или устремление. (Предмет в ситуации тот же.)

Цель (подчиненная) - осознанный мотив (предметность в ситуации наиболее конкретна).

Доминирующая мотивация - доминанта - включает в себя подчиненные мотивы и цели (предметность в ситуации максимальна).

Ситуативный фактор в перечисленных выше феноменах (стадиях процесса) в любом случае присутствует. Это, главным образом, влияние условных обстановочных, ассоциативных связей доминирующей мотивации. То есть под влиянием доминирующей мотивации образуются новые мотивы путём инверсии отрицательных эмоций в положительные.

Принципиально важным для данных рассуждений является очевидный факт: разделение актуальных в данный момент мотивов и эмоций на главные, доминирующие и подчинённые, второстепенные. Например, потребность в пище - это доминирующая мотивация, а вкусовые ощущения (оценка качества пищи) - подчинённые эмоции и мотивы. Доминирующие мотивации и эмоции ещё называют основными, ведущими, глубинными. Вообще, доминантность мотивации относительна, и существует, пока актуализируются подчинённые мотивы. Подчинённые мотивы и эмоции могут называться ещё производными, ситуативными, конкретными.

Чаще всего, когда говорят собственно о мотивации, речь, видимо, идёт о главной, доминирующей мотивации. А мотив - это, скорее, подчинённое, конкретное побуждение.

Доминирующая мотивация преимущественно неосознанна. Это, например, в состоянии голода - желание еды, как таковой; подчинённый мотив более конкретен и более осознан (когда возникает желание сладкого, солёного, острого и т.д.).

По поводу проблемы взаимодействия доминирующей мотивации и подчинённого мотива, можно привести мнение, что мотивация - это совокупность мотивов (К.К. Платонов, 1986). Если это так, то осознанные по очереди второстепенные мотивы, в разное время и в различных ситуациях, подчинённые какой-то главной мотивации, составляя эту мотивацию, делают её доминирующей, а мотивы в составе этой мотивации - неосознанными. Получается, что подчинённые мотивы, как бы, "подпитывают", усиливают доминирующую мотивацию, за счёт "энергии" которой затем возникают всё новые и новые мотивы.

Эмоции отличаются только знаком и предметностью. Например, предметом эмоции страха высоты является потеря опоры. Такие эмоции относятся к простым.. Сложные эмоции состоят из более простых: зависть - это негативное отношение к кому-то (отрицательная эмоция) и желание иметь то, что он имеет (положительная эмоция привлекательности этой вещи); стыд - это переживание по поводу своего поступка и положительное отношение (симпатия, уважение) к кому-то или к окружающим, и т. д. Однако в действительности, эмоции социального плана, как правило, осложнены механизмами переноса, проекции (смещение, инверсия) и др., и некоторые из эмоций, перечисленных здесь, возможно, могут быть разбиты на ещё более простые. Такое сложение эмоций, вероятно, аналогично тому, что происходит при формировании мотива, когда положительная эмоция возникает на фоне отрицательной и на той же предметной основе. И, похоже, сложение происходит по тем же правилам: это наличие противоположных по знаку эмоций, и наличие общей предметной и ситуативной основы. Аналогичным образом, видимо, происходит сложение положительной доминирующей эмоции и отрицательной подчинённой эмоции. В результате, на предметной основе последней возникает положительная эмоция, а затем и мотив. Положительная эмоция и соответствующий мотив преимущественно ситуативны (хотя при осознании предстают в конкретной, предметной форме) именно потому, что "обременяются" ситуацией доминирующей мотивации.

Сильное влияние доминирующей мотивации может привести к тому, что предметом подчинённого мотива становится повреждающий фактор (например, слишком горячая еда). Вредные привычки, зависимости, девиации поведения характеризуются тем, что мотив, возникший под воздействием очевидно повреждающего (травмирующего) фактора, становится доминирующим. Вообще, разделить раздражители на вредные и полезные невозможно, потому что любой раздражитель при большой силе воздействия - вреден. Отсюда и возникают такие «сбои» в эмоциональной сфере.

Уменьшение повреждающего действия или отдаление опасности (изменение ситуации) вызывает положительные эмоции именно в отношении ослабленного повреждающего воздействия или удалённой опасности (фантомное удовлетворение). И именно потому, что, как уже отмечалось, не бывает абсолютно полезных и абсолютно безвредных окружающих факторов. То есть нет идеальной цели (вообще без всякой вредности) к которой можно было бы стремиться. Но есть оптимальный путь, направление которого совпадает с ослаблением повреждающего фактора. Это направление определяется эмоциями (регулирующая функция): избеганием очень сильного повреждающего воздействия и стремлением к привычному, более слабому варианту этого воздействия. Так повреждающие факторы (в широком смысле) могут становиться привлекательными.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.03.57 | Сообщение # 6
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Примеры.

В медицине известен эффект снятия боли при применении раздражающих, "отвлекающих" средств. Сильное раздражение на поверхности кожи и слизистых устраняет боль и стимулирует обмен веществ в тех органах, которые нервными путями связаны с раздражаемыми поверхностными участками (эффект, обратный "отражению боли").

В психологии аналогичный феномен известен как «катарсис», «очищение», когда мысленное возвращение к прошлому, переживание заново каких-то неприятных событий даёт облегчение в настоящем.

Пищедобывательное поведение и вкусовые привычки, судя по всему, жёстко регулируются. Например, семена многих растений имеют твёрдую оболочку, что вынуждает животных переключаться на другие источники питания. Люди в этом смысле имеют больший выбор, однако, наличие мелких хрустящих семян придаёт некоторым плодам (земляника, инжир) особую привлекательность. То есть, после раскусывания твёрдых орехов или твёрдых сухарей (предыдущий опыт), становится привлекательным раскусывание мелких семян, хруст чипсов и т. д.

Аналогично возникает привычка к горячим блюдам. Сильно горячее обжигает, но нравится только слегка остывшая еда, и не нравится совсем остывшая. Напитки, наоборот, нравятся только холодными. После жжёного, нравится слегка поджаренное и не нравится приготовленное на пару.

Но более важным в этом ряду примеров является восприятие вкусов: сладкого, солёного, острого, горького, кислого и др., а также запахов. На вкусы и запахи здесь главным образом и нацелено действие этой закономерности восприятия.

Этот психический механизм существует для того, чтобы при недостатке доброкачественных продуктов уметь переключаться на менее доброкачественные (те, которые есть в наличие), вызывающие большее раздражение. Чем сильнее мотивация голода, тем более приемлемыми станут небезопасные продукты (инверсия восприятия чрезмерных вкусовых раздражителей), а также, с другой стороны, и слишком пресные (инверсия негативного восприятия недостаточности раздражителей).

То же самое (избегание и чрезмерных раздражителей и слишком слабых) наблюдается и в других примерах. Нас настораживают не только громкие звуки, шум, но и полная тишина. Бывает, что утомляет слишком тесное общение, но и одиночество бывает втягость. Здесь также ситуация недостаточности раздражителей воспринимается как "пресная", и, видимо, только те слабые сигналы вызывают дискомфорт, которые запечатлевались ранее в своём чрезмерном варианте.

Пример из области зрительного восприятия. Согласимся, что большое родимое пятно делает внешность менее привлекательной. Однако небольшая родинка придаёт внешности некую пикантность, привлекательность. Полное же отсутствие родинок и других мелких дефектов кожи, как после применения пудры, делает лицо неестественным, маскообразным. То есть положительные эмоции вызывает сигнал средней силы (небольшая родинка). Сильный сигнал и очень слабый сигнал вызывают отрицательные эмоции.

Действие таких природных факторов, как холодный дождь, сильный ветер, буран или, наоборот, жара, неизменно вызывают отрицательные эмоции. Эти же факторы меньшей силы становятся уже приятными: лёгкий ветер, теплый дождь, умеренный снегопад, или когда в жаркую погоду начинает спадать полуденный зной, то это уже воспринимается как желанная прохлада. Лишение всех этих факторов, - например, длительное пребывание в помещении - вызывает дискомфорт.

Эффект тренировки. После больших нагрузок с лёгкостью выполняется то, что до тренировок выполнялось с трудом.

После физической нагрузки во время отдыха возникает состояние удовлетворения, приятного мышечного расслабления. С другой стороны, напряжение мышц после длительного бездействия тоже вызывает удовлетворение (например, после сна или длительного сидения возникает желание "потянуться").

Даже незначительное временное облегчение или успешное выполнение делают трудную, сложную работу привлекательной, интересной. В этом случае, в дни отдыха, человек тяготиться бездельем, мысленно возвращается к своей работе.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.04.06 | Сообщение # 7
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Сон и сновидения.

В эволюционном плане сон теплокровных, имеющий быструю (парадоксальную) и медленную фазы, стал своего рода компромиссом между потребностью в отдыхе с одной стороны и требованием безопасности, необходимостью адаптации к холоду во время сна - с другой. Похоже, что медленная фаза - основная, самая древняя часть сна. Быстрый же сон в связи с теплокровностью мог возникнуть из механизма подобного разогреванию при выходе из состояния оцепенения или спячки (спячка - это сезонное замедление всех функций с понижением температуры тела). Возможно, при переходе к теплокровности существовали виды уже теплокровных животных, у которых суточный сон был ещё похож на оцепенение (у некоторых очень мелких теплокровных подобное оцепенение с понижением температуры тела наблюдается и сейчас, например, у птиц колибри). Такой сон-оцепенение на каком-то этапе эволюционного развития мог иметь не только суточный ритм, но и многократные циклы (оцепенение - разогревание) в течение суток или только ночью. То есть, как в современной структуре сна, что оказалось очень ценным приобретением и закрепилось у преобладающего числа видов теплокровных животных.

Быстрая фаза сна или фаза быстрых движений глаз (БДГ) гарантирует мгновенное возвращение сознания, способность к ориентации при пробуждении во время или по окончании этой фазы. Парализованное состояние в эту активную для мозга фазу позволяет животным оставаться скрытыми от хищников. Все это повышает безопасность, и, возможно, даже быстрые движения глаз у спящего, видимые для окружающих (сигнал для приблизившегося, что спящий вот-вот проснётся), выполняют ту же функцию.

Ещё смена циклов медленной и быстрой фаз позволяет не допустить переохлаждения, которое может наступить в медленную фазу сна. Например, у слонов, которым из-за своей массы трудно переохладиться, этот цикл достигает 2 часа. Для сравнения: у мелких животных он может длиться не более 10 минут. Причём не менее четверти цикла занимает период "разогревания" - то есть быстрая фаза. У человека цикл сна занимает промежуточное положение - около 90 минут.

Для отдыха и восстановления психических функций более важным, по-видимому, является медленный сон. Это подтверждают и эксперименты с депривацией сна. В эту фазу наблюдается наиболее глубокое торможение ЦНС, нейтрализуются (вытесняются) переживания прошедшего дня, что способствует восстановлению психического равновесия (бывает достаточно и нескольких минут дремотного, поверхностного сна). Однако, более сильные, актуальные переживания, не прошедшие "сита" медленного сна, "подхватываются" последующей быстрой фазой сна и становятся темой сновидений. А сновидения, в свою очередь, способствуют смещению этих переживаний ("переработка" информации) путём осознания "символов" или увеличивают вероятность осознания этих "символов" во время бодрствования (возможно, в тех случаях, когда сны не запоминаются). Все эти процессы снимают напряжение, и, вместе с тем, способствуют сохранению в памяти признаков возможной опасности. Часто в сновидениях один сюжет может вместить в себя много различных волнующих тем, связанных множеством ассоциаций. Такая концентрация событий в необычных сочетаниях - сгущение, драматизирование (термины из работ З. Фрейда) - усиливает эмоциональный эффект. Именно такие сны чаще всего и запоминаются, то есть осознаются. Чем больше ассоциаций, тем важнее информация и, следовательно, тем больше она заслуживает внимания.

Сновидения имитируют реальные события, то есть используют тот язык, который нам доступен. Функция мозга - восприятие реальных событий происходящих одно за другим, реагирование на ситуации. Когда появилась необходимость (в филогенетическом смысле) отслеживать трудно прогнозируемые, опасные ситуации (например, связанные с гравитацией), которые наяву возникают достаточно редко, чтобы нарабатывался необходимый опыт, тогда и появился механизм сновидения. Таким образом, функция сновидения несколько отличается от функции сознания, а средства те же: способность воспринимать череду событий, пусть и сгенерированных (пример целесообразности в живой природе: использование имеющихся ресурсов, механизмов для выполнения новых или дополнительных задач).

Инстинкты.

Трудно представить, и на примере инстинктов это тоже видно, что может существовать (и формироваться на основе только генетических механизмов) некая жёстко запрограммированная цель, мотив, в соответствии с которыми формируется определённая модель поведения. Тот же голод - это не только стремление к пище, но и избегание неприятного внутреннего ощущения. Другими словами, избегание (состояние дискомфорта) - первично, а мотивация поиска пищи - вторична. Инстинкт характеризуется тем, что "ситуация избегания" создаётся внутренними физиологическими процессами, которые запускаются внутренними или внешними сигналами.

Приблизительная схема инстинкта (движение психических процессов совпадает с направлением по схеме снизу-вверх):

* Доминирующая мотивация
* Цель (подчиненная)
* Мотив (подчиненный)
* Положительная эмоция
* Смещённая отрицательная эмоция
* Отрицательная эмоция
* Состояние дискомфорта, стресса
* Генетическая программа; нарушение гомеостаза

При включении генетической программы (врождённой реакции) или при нарушении гомеостаза в организме возникают физиологические изменения, вызывающие ощущение дискомфорта, что по аналогии с болевой реакцией можно трактовать, как безусловную реакцию (рефлекс). Более сложной безусловная реакция становится не только составляя цепи безусловных реакций, но и усложняясь при продвижении вверх по пирамиде-схеме (обрастая эмоциями и мотивами).

Поисковая активность тем или иным способом ослабляет это напряжение, например, частичным или полным удовлетворением потребности. Однако, понятие "удовлетворение потребности" в психологическом смысле не совпадает по времени с действительным удовлетворением. Удовлетворение в первом смысле, как правило, опережает удовлетворение во втором смысле. Например, наибольшее удовольствие человек испытывает только приступив к еде, а не после обеда, в состоянии насыщения. Психологическое удовлетворение (положительная эмоция в мотивированном состоянии), по сути, имеет фантомный характер. Но именно такой механизм направляет поведение в ситуации избегания в сторону ослабления внутреннего напряжения, обеспечивая сложные формы поведения. Например, инстинкт гнездостроения, родительский, ухаживания, половой, защитный, пищевой и др.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.04.15 | Сообщение # 8
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Половое влечение.

Половое влечение формируется с участием комплекса факторов, которые условно можно разделить на соматические, физиологические и психологические. Из них основными являются следующие: механизм эрекции, генитальные ощущения, общее половое возбуждение, оргазм.

Один из уровней полового влечения - это психосексуальная ориентация. Единственным фактором, оказывающим в этом плане существенное влияние, является агрессия, уровень которой задаётся балансом половых гормонов: эстрогенами, тестостероном. Агрессия может проявляться в виде соперничества, иерархии доминирования, неприязненных взаимоотношениях.

Различные типы поведения по признаку агрессивности в порядке возрастания снизу-вверх:

мужской агрессивный;
мужской слабо агрессивный (отцовский);
женский (материнский);
без взаимодействия (одиночество).

Нормальная половая (сексуальная) ориентация у мужчин, начиная с раннего детского возраста, формируется путём избегания крайних проявлений мужской агрессии (а с другой стороны - одиночества) и стремлением к женскому (материнскому) типу взаимодействия (без явного духа соперничества), и, следовательно, тяготению к женщинам.

Взаимодействие между мужчинами по типу "слабо агрессивный" характерно для деловых, дружеских и игровых (в детстве) отношений, а также - для отношений в семье.

Для формирования психосексуальной ориентации женщин также важным является агрессивный тип взаимоотношения между мужчинами. Агрессивные проявления - соперничество, доминирование - воспринимаются (неосознанно) женщинами как признак силы, способность защитить. И это становится главной причиной тяготения к мужчинам.

Окончательное закрепление наметившейся ориентации происходит, когда начинается половое созревание, и когда усиливается между представителями разных полов эмоциональные переживания, взаимная эмпатия.

Влияние семьи (строгий отец, добрая мать) не имеет, видимо, решающего значения в формировании половой ориентации, так как отношения в семье, как правило, более формальные, сглаженные, чем вне семьи.

Следовательно, нормой будет считаться взаимодействие с раннего детского возраста в смешанных по половому признаку группах сверстников, где будут иметь место как некоторые агрессивные, так и неагрессивные проявления.

Несимметричность нормальной половой ориентации (то есть, различие ценностных ориентиров), мужской и женской, связанна с несимметричностью проявления и восприятия агрессии у мужчин и женщин. При отклонениях (гомосексуализм, лесбиянство), несимметричность ориентаций становится более заметной. Возникнуть отклонения могут и по биологическим причинам (например, изменение баланса гормонов: эстрогенов и тестостерона), и по социальным (различные изоляции).

Другой уровень полового влечения связан с генитальными ощущениями, которые проективно распространяются и на представителей противоположного пола. На первый взгляд, последовательность событий выглядит так: состояние полового (сексуального) возбуждения, сопровождаемое эрекцией полового органа, побуждает к половой близости. Однако, возбуждение не может быть первичным (в смысле онто- и филогенеза) в этой череде событий, так как изначально "не известно" какие сигналы должны его запускать и для какой цели. Правильный ориентир может дать только ситуация избегания, созданная внутренними, физиологическими механизмами. Такую ситуацию создаёт первоначально независимый от внешних сигналов механизм эрекции: у мужчин - полового члена, у женщин - клитора.

Дело в том, что эрекция может возникать спонтанно, и не только во время интимных отношений. И другое важное замечание, вытекающее из первого: эрекция в большинстве случаев не сопровождается общим половым возбуждением (то есть возникает только генитальное возбуждение). Например, в быструю фазу сна, по утрам после сна, а иногда и днем, спонтанная эрекция, не переходящая в половое возбуждение, может иметь навязчивый характер и вызывать состояние общего дискомфорта, фрустрации, а также неприятные ощущения переполнения и раздражения (во время сна - неосознаваемые) непосредственно в половых органах. Это и есть биологически запрограммированное состояние, внутренняя ситуация, которая вызывает реакцию избегания. Возникающие затем приятные ощущения в половых органах (инверсия восприятия) и приятное половое возбуждение, стимулированные воображением или во время полового контакта, - вторичны. Они лишь указывают дальнейшее направление действий - телесные контакты и механическую стимуляцию полового органа, следуя которым и происходит половой акт. То есть, происходит ослабление внутреннего напряжения (облегчение состояния дискомфорта), что в конечном счёте и определяет модель полового поведения.

В быструю фазу сна не только "накапливается" внутреннее напряжение в связи с эрекцией, но и возникают обстановочные условные реакции (которые, видимо, быстро затормаживаются) на обстановочные сигналы в сюжетах сновидений. Множество условных связей на обстановку, возможно, объясняет то, с какой лёгкостью эрекция в соответствующих ситуациях переходит в половое возбуждение. То есть два фактора: с одной стороны - давление безусловной реакции (состояние дискомфорта на эрекцию), - и с другой - "накопление" условных связей на обстановку - балансируют в близком к равновесному положению , что даёт общую картину "отдаления неприятного раздражителя". Это повышает вероятность инверсии - перехода отрицательной эмоции дискомфорта в положительную эмоцию - приятные генитальные ощущения, а затем и в общее половое возбуждение.

Кульминационным моментом полового поведения является оргазм - переживание сильного сексуального удовлетворения, совпадающее с резким ослаблением нервного и мышечного напряжения, - у мужчин связанный с эякуляцией. Физиологические ощущения и психологические переживания оргазма представляют собой третью составляющую феномена полового влечения.

Привлекательность.

Уже отмечалось, что через механизм инверсии прослеживается причинно-следственная связь травмирующего (опасного) и привлекательного (красивого). Например, дикая природа одновременно и опасна и привлекательна. Аналогично страху на высоте, когда высота одновременно и притягательна, страх заблудиться в лесу, пораниться об острые камни и ветки (что наверняка случалось, и этот страх скрыт от сознания) делает лес привлекательным и по-своему красивым.

Данная закономерность пронизывает все сферы человеческой жизни (и, естественно, на более низком уровне - у животных). Это - что касается нижнего уровня психики - начиная с закономерностей восприятия зрительных образов, вкусовых ощущений, запахов, и продолжая явлениями культуры, эстетикой - образцами межличностного и социального взаимодействия, феноменом моды, искусством дизайна и т.д.

На примере моды особенно хорошо прослеживается психологический механизм инверсии - превращение отрицательных эмоций в положительные. То есть причинно-следственная связь травмирующего, опасного и привлекательного, красивого. Например, желание сделать татуировку, пирсинг (персинг), одеть шокирующую одежду, в своей основе имеет очевидно неприятные эмоции: либо как результат травмирующих проколов (возможна проекция), либо вследствие неприязни к тем, кто превысил некий "разумный" порог (в том же пирсинге). Происходит избегание чрезмерных раздражителей в пользу раздражителей средней силы. То есть желание иметь все то же самое, только в меньших количествах. Стремлением к экстравагантности, собственно, и подпитывается индустрия моды.

Это и искусственная седина (седые пряди, мелирование), и окрашивание волос в неестественный цвет - голубой, розовый, фиолетовый, сиреневый, символизирующих повышенную эмоциональную активность.

Психические процессы, лежащие в основе привлекательности пирсинга могут быть представлены несколькими вариантами.

1 вариант. Человек боится проколов, порезов (это естественно); страх смещается на острые предметы. Неприязнь вызывает внешний вид этих инородных (острых) предметов.

2 вариант. Человек в своём окружении видит людей, сделавших пирсинг; страх проколов и порезов смещается далее, уже на них (в виде неприязни к этим людям).

3 вариант. Человек в узком кругу вращаться среди людей, сделавших пирсинг; желание сблизиться с этими людьми, вызвать у них симпатию (мотивация) включает механизм инверсии: теперь пирсинг (и люди его сделавшие) кажется привлекательным. Появилось желание сделать пирсинг себе тоже.

4 вариант. Человек настолько увлекается пирсингом, что расширяет свои контакты: например, входит в тусовку или вступает в клуб любителей пирсинга (мотивация усиливается, становится доминирующей).

5 вариант. Увлечённый пирсингом человек попадает в среду, в которой не приветствуется пирсинг (школа, университет); мотивация сублимируется, например, в страсть к коллекционированию предметов, имеющих отношение к пирсингу (колечки, серьги и т.д.), без их ношения.

Эти варианты могут отражать отношение к персингу у разных людей, то есть каким-то одним вариантом для конкретного человека и ограничиться. Но эти же варианты - также и стадии возможного развития психического процесса у человека, включая все предыдушие варианты-стадии.

Любая, даже легкая царапина сопровождается кровотечением. Следовательно, вид крови всегда ассоциируется с травмирующей ситуацией, что, возможно, и делает красный цвет красивым.

Следующий лексический ряд, похоже, подтверждает эту закономерность:

чёрный - в смысле страшный, опасный;
кромешный - тёмный, чёрный;
кровь;
чермный - красный (старославянский);
червонный - красный;
красный;
красивый.

Слова расположены в порядке возрастания привлекательности. Однако, в каждой из групп слов с родственной корневой основой имеются пары с противоположными по смыслу словами: чёрный - червонный, кромешный - красивый. Слово "чермный" созвучное слову "чёрный" связано сходством значения с группой слов, родственных слову "красный".

Из этого следует, что этимологическая связь слов, обозначающих противоположные по знаку эмоциональные состояния, собственно, и показывает причинно-следственную связь этих эмоциональных состояний.

Два полюса просматриваются и в англоязычном варианте:

black - чёрный;
blood - кровь;
blood curding - страшный, ужасный;
blaze - блеск, великолепие;
bliss - блаженство;
beauty - красота.

Аналогичные результаты даёт анализ восприятия и синего (холодного) цвета. Скорее всего, это ассоциация на посинение (цианоз) кожи при переохлаждении. Цианоз (синяк) также возникает и в результате механической травмы. Следовательно, сине-голубой цвет тоже ассоциируется с травмирующей ситуацией.

Рассмотрим лексический ряд:

black - чёрный;
bleak - холодный, пустынный;
blue - голубой, синий;
blaze - блеск, великолепие;
bliss - блаженство;
beauty - красота.

Здесь тоже наблюдаются два полюса эмоциональных реакций. То есть неосознанное стремление к преодолению неприятных переживаний также делает сине-голубой цвет привлекательным и распространённым. Например, голубизна в одежде и других деталях внешности, как и наличие оттенков красного, особенно подчёркивают женскую красоту.

Насыщение этими цветами усиливает эмоциональность любого образа - возбуждает чувство прекрасного. Сложившиеся популярные, сказочные персонажи выглядят именно так: бело-голубая одежда Снегурочки, красная шуба Деда Мороза, голубоватый образ Мальвины и др.

Эмоционально активными также являются оттенки сиреневого и фиолетового цветов.

По поводу внешности человека сначала высказывались догадки, а затем и было доказано экспериментально (J. Langlois & L. Roggman; 1990), что красивая внешность имеет минимальные отклонения от некой средней, композиционной внешности. Усреднённое лицо, полученное с помощью компьютерного наложения, оценивалось как более привлекательное, чем большинство индивидуальных лиц.

Можно предположить, что отклоняющаяся внешность вызывает настороженность как по причине ассоциирования с неприятными чертами характера, так и по причине редкой встречаемости. Избегается (неосознанно) редкое в пользу примелькавшегося.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 23.04.24 | Сообщение # 9
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Эмоциональный оптимум.

Определённое стимулирующее воздействие (раздражитель), оказывая в разное время действие разной силы и вызывая ответную реакцию, как бы тестируется на степень опасности, "калибруется". Наиболее приемлемый (оптимальный) в данный момент уровень стимулирующего воздействия вызывает наиболее ощутимую положительную эмоцию.

Известно, что эффективность деятельности зависит от эмоционального возбуждения (П.Фресс, Ж.Пиаже, 1975). Оказывается, что очень слабое и очень сильное эмоциональное возбуждение (при соответствующей мотивации) приводит к снижению эффективности работы. И существует некий оптимум эмоционального возбуждения (оптимум мотивации), при котором деятельность максимально эффективна.

Взглянем на результаты этих экспериментов с несколько иной точки зрения: представив ситуацию, когда определённый уровень эмоционального возбуждения не задаётся экспериментально, а, наоборот, действуя каким-либо одним раздражителем разной силы в разное время, смотреть, какая будет эмоциональная реакция в зависимости от силы воздействия. Доминирующую мотивацию при этом считать постоянной величиной.

Если эффективность деятельности является хоть и косвенным, но показателем положительных эмоций, а неэффективность - показателем отрицательных эмоций, то результаты экспериментов вполне согласуются с рассмотренными выше примерами.

В примерах: вкусовых ощущений, действия природных факторов, взаимодействия с людьми, ощущения привлекательного, физической и трудовой активности и др., видно, что положительные эмоции вызывают только часто воздействующие (распространённые) раздражители средней силы.

Эффект тренировки, факт практического применения раздражающих, "отвлекающих" средств, а также использование в практической психологии феномена "катарсиса" - позволяют оценить роль и влияние уже пережитых эмоциональных реакций на силу и знак актуальной эмоциональной реакции.

Представим это схематично, обозначив некоторые понятия.

Концепция "эмоционального оптимума" - отражает представление, согласно которому оптимальное психическое (эмоционалное) состояние достигается путём избегания редко воздействующих, новых стимулов и отклоняющихся вариантов часто воздействующего стимула как в сторону усиления, так и ослабления.

"Оптимальный уровень воздействия" - сила стимулирующего (повреждающего, травмирующего) воздействия, оптимальная для данной ситуации.

"Оптимальная эмоциональная реакция (возбуждение)" - эмоциональная реакция, соответствующая наиболее подходящему для данной ситуации уровню стимулирующего воздействия.

"Оптимум ощущения" - вариант предыдущего понятия применительно к ощущениям.

"Максимально допустимый уровень воздействия" - максимальной силы воздействие в наиболее сильно мотивированном состоянии и при максимальной частоте воздействия (то есть частота воздействия раздражителя данной силы в опыте субъекта), действие которого ещё вызывает положительные эмоции.

"Минимальный уровень воздействия" - минимальное по силе воздействие в наиболее сильно мотивированном состоянии и при максимальной частоте воздействия, действие которого ещё вызывает положительные эмоции.

"Область положительных эмоций" - область на шкале какого-либо воздействия или реакций на воздействие, ограниченная согласно двум предыдущим понятиям, при переменных факторах ситуации.

"Область отрицательных эмоций" - вся оставшаяся часть шкалы, разделена на две части: очень слабые и очень сильные воздействия.

"Ситуация" - в данном случае учитывает степень влияния силы доминирующей мотивации и частоты воздействия (оба этих фактора влияют на то, каковы будут обстановочные условные связи и какая реакция будет на условный раздражитель и актуальные обстановочные сигналы).

Наблюдаемая закономерность для сильных, средних и слабых вариантов воздействия имеет место только при достаточной повторяемости (частоте) всех вариантов воздействия, но, как правило, при наибольшей повторяемости воздействий средней силы, как вызывающим положительные эмоции. А редкие стимулы (в том числе и крайние варианты по силе воздействия), независимо от их биологической значимости (силы), всегда воспринимаются организмом как новые, и реакцией на них будет либо ориентировочный рефлекс, либо избегание.

В данных определениях "стимулирующее воздействие" можно понимать несколько шире, включая не только повреждающее физическое воздействие, но и травмирующее переживание (психическую травму), которое в оптимальном своём выражении может проявиться в воспоминаниях, повседневных заботах, переживаниях при просмотре кинофильмов и т. д. В этом смысле разделение понятий "воздействие" и "реакция" весьма условно.

Состояние "оптимальной эмоциональной реакции" характеризуется чувством удовлетворения, приятного волнения, возбуждения. Поведение субъекта подчинено стремлению достичь это состояние и находиться в этом состоянии.

Сильная мотивация (как фактор ситуации) может расширить "область положительных эмоций". Например, в состоянии голода станет приемлемой как более острая, так и более пресная пища, чем обычно.

Избегание повреждающего воздействия (стимула) как в его чрезмерном, так и слабом проявлении, приводит к тому, что для каждой конкретной ситуации определяется свой оптимальный уровень этого воздействия. Сильные травмирующие воздействия (переживания), которые невозможно избежать, будут вытеснены, смещены и, при наличии доминирующей мотивации, инвертированы. Реакция на слабые воздействия (дискомфорт) также может подвергаться трансформации (инверсии), что будет означать возвращение нормального самочувствия в новых условиях (например, в случае одиночества). Следовательно, опыт реагирования как на сильные, так и слабые раздражители также изменяет область положительных эмоций, - сдвигает её соответственно или в сторону сильных раздражителей, или в сторону слабых. Так, эффект тренировки, применение раздражающих, "отвлекающих" средств, а также эффект "катарсиса" - вызывают сдвиг области положительных эмоций в сторону более сильного раздражителя. Например, болевые сигналы с внутреннего органа уже перестают восприниматься как болевые (инверсия), и ощущение боли проходит. В этих последних примерах, по сути, моделируются психические процессы, которые возникают и развиваются в реальной действительности "сами по себе".

Эффект суммирования.

Каждое оптимальное эмоциональное возбуждение (подчинённый процесс), если оно осознано, характеризуется, как уже отмечалось, некоторым усилением положительных эмоций (например, ощущение в меру солёного продукта). Неосознанное оптимальное эмоциональное возбуждение может слиться с другими в одно доминирующее эмоциональное возбуждение. Такой "эффект суммирования" даёт сильное положительное переживание, в некоторых случаях доходящее до эйфории. Так, вкус готового блюда воспринимается как нечто целое, вызывающее удовольствие, при том, что вкус каждого входящего ингредиента не осознаётся.

Эффект суммирования возникает и при восприятии внешности окружающих людей. На каждую из черт лица, линию (характеристику) фигуры, количество которых необозримо, возникает эмоциональная реакция, как при встрече с человеком - носителем этой черты-характеристики, возможно, отклоняющейся в ту или иную сторону. При суммировании большого количества эмоций (оптимальных эмоциональных возбуждений), в случае усреднённости соответствующих черт, в результате и получается такой сильный эффект привлекательности и красоты.

Во время половых отношений суммирование оптимальных эмоциональных реакций наблюдается на всех стадиях и на всех уровнях. Почти одновременно переживаются: личные симпатии, близкие отношения, ослабление фрустрации, преодоление стыда и запретного, физические контакты и т. д.

Сильное положительное эмоциональное переживание, ощущение эйфории, повторяясь и усиливаясь за счёт подчиненных эмоций, становится основой доминирующей мотивации.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Форум » Информаторий » Психология » Психология, сновидения, рефлексы (авт: Иванов Владимир)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2016 | Используются технологии uCoz