Психологические процессы (3) - Информаторий - Психология - Форум
Суббота, 16 Декабрь 03, 20.37.20
Вы вошли как Гость!
Группа "Гости"

Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

 

На сайте сегодня были:


 
      Самые популярные темы форума: 
 
 
 
   Лидер сообщений на форуме: 
 
  
   Топ репутации пользователей:
 
 
ФорумФорум
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Форум » Информаторий » Психология » Психологические процессы (Лурия. Лекции по общей психологии)
Психологические процессы
Ёжик Дата: Суббота, 09 Июль 18, 14.28.55 | Сообщение # 1
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Содержание :

[Ощущение]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13141-16-1247912970

[Восприятие]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13147-16-1247913180

[Представление]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13164-16-1247914446

[Память]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13167-16-1247914575

[Воображение]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13202-16-1248200847

[Мышление]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13207-16-1248201064

[Речь]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13387-16-1248720256

[Внимание]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13393-16-1248720548

[Воля]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13398-16-1248720706

[Эмоции]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13403-16-1248720888

© Лурия. Лекции по общей психологии


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.50.25 | Сообщение # 61
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Большой интерес представляют методы изучения устойчивости внимания, ставшие уже классическими. Исследование устойчивости внимания имеет целью установить, насколько прочно и устойчиво внимание сохраняется в течение длительного времени, отмечаются ли при этом колебания его устойчивости и когда возникают явления утомления, при которых внимание субъекта начинает отвле¬каться побочными раздражителями.
Для измерения устойчивости внимания обычно используются таблицы Бурдона, состоящие из беспорядочного чередова¬ния отдельных букв, причем каждая буква повторяется в каждой строке одно и то же количество раз. Испытуемому предлагается в течение длительного времени (3, 5, 10 мин) вычеркивать заданные буквы (в простых случаях одну или две бук¬вы, в сложных — заданную букву лишь в том случае, если она стоит перед другой, например гласной). Экспериментатор отмечает число букв, вычеркнутых в тече¬ние каждой минуты, и число пропусков. Аналогично измеряется устойчивость внимания с помощью таблиц Крепелина, состоящих из столбиков цифр, которые испытуемый должен складывать в течение длительного времени. Продуктивность работы и число допускаемых ошибок могут служить показателем колебаний внимания.
Следующее свойство внимания — концентрация внимания. Под концентраци¬ей внимания подразумевается степень или интенсивность сосредоточенности вни-мания. А. А. Ухтомский полагал, что концентрация внимания связана с особенно¬стями функционирования доминантного очага возбуждения в коре. В частности, он считал, что концентрация является следствием возбуждения в доминантном очаге при одновременном торможении остальных зон коры головного мозга.
Под распределением внимания понимают способность человека выполнять несколько видов деятельности одновременно. Хрестоматийным примером служат феноменальные способности Юлия Цезаря, который, согласно преданию, мог одновременно делать семь не связанных между собой дел. Известно также, что Наполеон мог одновременно диктовать своим секретарям семь важных диплома¬тических документов. Но, как показывает жизненная практика, человек способен выполнять только один вид сознательной психической деятельности, а субъектив¬ное ощущение одновременности выполнения нескольких возникает вследствие быстрого последовательного переключения с одного вида деятельности на дру¬гой. Еще В. Вундт доказал, что человек не может сосредоточиваться на двух одно¬временно предъявляемых раздражителях. Однако иногда человек действительно способен выполнять одновременно два вида деятельности. На самом деле в таких случаях один из видов выполняемой деятельности должен быть полностью авто¬матизирован и не требовать внимания. Если же это условие не соблюдается, со¬вмещение деятельности невозможно.
Исследование распределения внимания имеет большое практическое значение. Для этой цели используются так называемые таблицы Шульте (красно-черные таблицы). На этих таблицах изображены два ряда беспорядочно разбросанных красных и черных цифр. Испытуемый должен называть по порядку ряды цифр, чередуя каждый раз красную и черную цифру. Иногда эксперимент усложняют:
красные цифры надо назвать в прямом порядке, а черные — в обратном.
Многие авторы считают, что распределение внимания является обратной сто¬роной его другого свойства — переключаемости. Переключение означает созна¬тельное и осмысленное перемещение внимания с одного объекта на другой. В це¬лом переключаемость внимания означает способность быстро ориентироваться в сложной изменяющейся ситуации. Легкость переключения внимания неодина¬кова у разных людей и зависит от целого ряда условий (прежде всего от соотноше¬ния между предшествующей и последующей деятельностью и отношения субъек¬та к каждой из них). Чем интереснее деятельность, тем легче на нее переключиться. При этом следует отметить, что переключаемость внимания принадлежит к числу хорошо тренируемых качеств.
Следующее свойство внимания — его объем. Под объемом внимания понимает¬ся количество объектов, которые мы можем охватить с достаточной ясностью од¬новременно. Известно, что человек не может одновременно думать о разных ве¬щах и выполнять разнообразные работы. Это ограничение вынуждает дробить поступающую извне информацию на части, не превышающие возможности обра¬батывающей системы. Важной и определяющей особенностью объема внимания является то, что он практически не меняется при обучении и тренировке.
Исследование объема внимания обычно производится путем анализа числа од¬новременно предъявляемых элементов (чисел, букв и т. п.), которые могут быть с ясностью восприняты субъектом. Для этих целей используется тахистоскоп — прибор, позволяющий предъявить определенное число раздражителей так быст¬ро, чтобы испытуемый не мог перевести глаза с одного объекта на другой. Это по¬зволяет измерить число объектов, доступных для одновременного опознания. Обычно тахистоскон состоит из окошечка, отделенного от рассматриваемого объекта падающим экраном, прорезь которого может произвольно изменяться так, что рассматриваемый объект появляется в ней на очень короткий промежуток вре¬мени (от 10 до 50-100 мс). Показателем объема внимания является количество
ясно воспринимаемых предметов. Объем внимания — величина индивидуально изменяющаяся, но обычно его показатель у людей равен 5±2.
Следует отметить, что понятие объема внимания очень близко к понятию объе¬ма восприятия, а широко применяемые в литературе понятия поля ясного внима¬ния и поля неясного внимания очень близки к понятиям центра и периферии зри¬тельного восприятия. Количество находящихся в поле нашего внимания связан¬ных между собой элементов может быть намного больше, если эти элементы объединены в осмысленное целое. Объем внимания является изменчивой величи¬ной, зависящей от того, насколько связано между собой содержание, на котором сосредоточивается внимание, и от умения осмысленно связывать и структуриро¬вать материал. Последнее обстоятельство необходимо учитывать в педагогической практике, систематизируя предъявляемый материал таким образом, чтобы не пе¬регружать объем внимания учащихся.
Отвлекаемость внимания — это непроизвольное перемещение внимания с од¬ного объекта на другой. Оно возникает при действии посторонних раздражителей на человека, занятого в этот момент какой-либо деятельностью. Отвлекаемость может быть внешней и внутренней. Внешняя Отвлекаемость возникает под влия¬нием внешних раздражителей. Наиболее отвлекают предметы или явления, кото¬рые появляются внезапно и действуют с меняющейся силой и частотой. В ответ на эти раздражители у человека появляется трудноугасаемый ориентировочный реф¬лекс. Во время учебных занятий школьников, как в классе, так и дома, должны быть устранены предметы и воздействия, отвлекающие детей от их основного дела.
Внутренняя отвлекаемость внимания возникает под влиянием сильных пере¬живаний, посторонних эмоций, из-за отсутствия интереса и чувства ответственно¬сти за дело, которым в данный момент занят человек. Чтобы ученик мог вниматель¬но и успешно учиться, следует устранять из его жизни отвлекающие от занятий отрицательные переживания: страх, гнев, обиду и др. Воспитание у школьников стойкого и глубокого интереса к знаниям также является важным условием борь¬бы с отвлекаемостью внимания.
Физиологической основой внешней отвлекаемости внимания является отри¬цательная индукция процессов возбуждения и торможения, вызванная действием внешних раздражителей, не имеющих отношения к выполняемой деятельности. При внутренней отвлекаемости внимания, обусловленной сильными чувствами или желаниями, в коре мозга появляется мощный очаг возбуждения; с ним не мо¬жет конкурировать соответствующий объекту внимания более слабый очаг, в ко¬тором по закону отрицательной индукции возникает торможение. Внутренняя отвлекаемость, обусловленная отсутствием интереса, объясняется запредельным торможением, развивающимся под влиянием утомления нервных клеток.
Большое значение для изучения характеристик внимания имеет вопрос о рассеянности. Рассеянностью обычно называют два разных явления. Во-первых, ча¬сто рассеянностью называют результат чрезмерного углубления в работу, когда человек ничего не замечает вокруг себя — ни окружающих людей и предметов, ни разнообразных явлений и событий. Этот вид рассеянности принято называть мнимой рассеянностью, поскольку это явление возникает в результате большой сосре¬доточенности на какой-либо деятельности. Физиологической основой рассеянности
является мощный очаг возбуждения в коре головного мозга, вызывающий тормо¬жение в окружающих его участках коры по закону отрицательной индукции.
Совсем другой вид рассеянности наблюдается в тех случаях, когда человек не в состоянии ни на чем долго сосредоточиться, когда он постоянно переходит от одного объекта или явления к другому, ни на чем не задерживаясь. Этот вид рас¬сеянности называется подлинной рассеянностью. Произвольное внимание челове¬ка, страдающего подлинной рассеянностью, отличается крайней неустойчивостью и отвлекаемостью. Физиологически подлинная рассеянность объясняется недо¬статочной силой внутреннего торможения. Возбуждение, возникающее под дей¬ствием внешних сигналов, легко распространяется, но с трудом концентрируется. В результате в коре мозга рассеянного человека создаются неустойчивые очаги возбуждения.
Причины подлинной рассеянности разнообразны. Ими могут быть общее рас¬стройство нервной системы, заболевания крови, недостаток кислорода, физиче¬ское или умственное утомление, тяжелые эмоциональные переживания. Кроме того, одной из причин подлинной рассеянности может быть значительное количе¬ство полученных впечатлений, а также неупорядоченность увлечений и интере¬сов.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.50.46 | Сообщение # 62
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Развитие внимания

Внимание, как и большинство психических процессов, имеет свои этапы раз¬вития. В первые месяцы жизни у ребенка отмечается наличие только непроизволь¬ного внимания. Ребенок вначале реагирует только на внешние раздражители. Причем это происходит только в случае их резкой смены, например при переходе из темноты к яркому свету, при внезапных громких звуках, при смене температу¬ры и т. п.
Начиная с третьего месяца ребенок все больше интересуется объектами, тесно связанными с его жизнью, т. е. наиболее близкими к нему. В пять-семь месяцев ребенок уже в состоянии достаточно долго рассматривать какой-нибудь предмет, ощупывать его, брать в рот. Особенно заметно проявление его интереса к ярким и блестящим предметам. Это позволяет говорить о том, что его непроизвольное вни¬мание уже достаточно развито.
Зачатки произвольного внимания обычно начинают проявляться к концу пер¬вого — началу второго года жизни. Можно предположить, что возникновение и формирование произвольного внимания связано с процессом воспитания ребен¬ка. Окружающие ребенка люди постепенно приучают его выполнять не то, что ему хочется, а то, что ему нужно делать. По мнению Н. Ф. Добрынина, в результате воспитания дети вынуждены обращать внимание на требуемое от них действие, и постепенно у них, пока еще в примитивной форме, начинает проявляться созна-тельность.
Большое значение для развития произвольного внимания имеет игра. В про¬цессе игры ребенок учится координировать свои движения сообразно задачам и; ры и направлять свои действия в соответствии с ее правилами. Параллельно
с произвольным вниманием на основе чувственного опыта развивается и непро¬извольное внимание. Знакомство со все большим и большим количеством пред¬метов и явлений, постепенное формирование умения разбираться в простейших отношениях, постоянные беседы с родителями, прогулки с ними, игры, в которых дети подражают взрослым, манипулирование игрушками и другими предмета¬ми — все это обогащает опыт ребенка, а вместе с тем развивает его интересы и вни¬мание.
Основной особенностью дошкольника является то, что его произвольное вни¬мание достаточно неустойчиво. Ребенок легко отвлекается на посторонние раз¬дражители. Его внимание чрезмерно эмоционально, — он еще плохо владеет свои¬ми чувствами. При этом непроизвольное внимание достаточно устойчиво, длитель¬но и сосредоточено. Постепенно путем упражнений и волевых усилий у ребенка формируется способность управлять своим вниманием.
Особое значение для развития произвольного внимания имеет школа. В про¬цессе школьных занятий ребенок приучается к дисциплине. У него формируется усидчивость, способность контролировать свое поведение. Следует отметить, что в школьном возрасте развитие произвольного внимания также проходит опреде¬ленные стадии. В первых классах ребенок не может еще полностью контролиро¬вать свое поведение на уроках. У него по-прежнему преобладает непроизвольное внимание. Поэтому опытные учителя стремятся сделать свои занятия яркими, за¬хватывающими внимание ребенка, что достигается периодической сменой формы подачи учебного материала. При этом следует помнить, что у ребенка в этом воз¬расте мышление в основном наглядно-образное. Поэтому, для того чтобы при¬влечь внимание ребенка, изложение
учебного материала должно быть предельно наглядным.
В старших классах произвольное внимание ребенка достигает более высокого уровня развития. Школьник уже в состоянии достаточно длительное время зани¬маться определенным видом деятельности, контролировать свое поведение. Од¬нако следует иметь в виду, что на качество внимания оказывают влияние не только условия воспитания, но и особенности возраста. Так, физиологические измене¬ния, наблюдаемые в возрасте 13-15 лет, сопровождаются повышенной утомляе¬мостью и раздражительностью и в некоторых случаях приводят к снижению характеристик внимания. Это явление обусловлено не только физиологическими изменениями организма ребенка, но и значительным возрастанием потока воспри¬нимаемой информации и впечатлений школьника.
Л. С. Выготский пытался в рамках своей культурно-исторической концепции проследить закономерности возрастного развития внимания. Он писал, что с пер¬вых дней жизни ребенка развитие его внимания происходит в среде, включающей так называемый двойной ряд стимулов, вызывающих внимание. Первый ряд — это окружающие ребенка предметы, которые своими яркими, необычными свойства¬ми приковывают его внимание. С другой стороны — это речь взрослого человека, произносимые им слова, которые первоначально выступают в виде стимулов-ука¬заний, направляющих непроизвольное внимание ребенка. Произвольное внима¬ние возникает из того, что окружающие ребенка люди начинают при помощи ряда стимулов и средств направлять внимание ребенка, руководить его вниманием, подчинять его своей воле и тем самым дают в руки ребенка те средства, с помощью
которых он впоследствии и сам овладевает своим вниманием. А это начинает про¬исходить в процессе овладения ребенком речью.
В процессе активного овладения речью ребенок начинает управлять и первич¬ными процессами собственного внимания. Причем первоначально в отношении других людей, ориентируя их внимание обращенным к ним словом в нужную сто¬рону, а затем и в отношении себя.
Таким образом, в развитии внимания можно выделить два основных этапа. Первый — этап дошкольного развития, главной особенностью которого является преобладание внешне опосредованного внимания, т. е. внимания, вызванного фак¬торами внешней среды. Второй — этап школьного развития, который характери¬зуется бурным развитием внутреннего внимания, т. е. внимания, опосредованно¬го внутренними установками ребенка.

[в начало]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13140-16-1247912935


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.51.46 | Сообщение # 63
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Воля

Общая характеристика волевых действий

Любая деятельность человека всегда сопровождается конкретными действия¬ми, которые могут быть разделены на две большие группы: произвольные и не¬произвольные. Главное отличие произвольных действий состоит в том, что они осуществляются под контролем сознания и требуют со стороны человека опреде¬ленных усилий, направленных на достижение сознательно поставленной пели. Например, представим себе больного человека, который с трудом берет в руку ста¬кан с водой, подносит его ко рту, наклоняет его, делает движение ртом, т. е. выпол¬няет целый ряд действий, объединенных одной целью — утолить жажду. Все от-дельные действия, благодаря усилиям сознания, направленным на регуляцию по¬ведения, сливаются в одно целое, и человек пьет воду. Эти усилия часто называют волевой регуляцией, или волей.
Воля — это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятель¬ности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков. Главная функция воли за¬ключается в сознательной регуляции активности в затрудненных условиях жиз¬недеятельности. В основе этой регуляции лежит взаимодействие процессов воз¬буждения и торможения нервной системы. В соответствии с этим принято выде¬лять в качестве конкретизации указанной выше общей 4'ункции две другие — активизирующую и тормозящую.
Произвольные или волевые действия развиваются на основе непроизвольных движений и действий. Простейшими из непроизвольных движений являются реф¬лекторные: сужение и расширение зрачка, мигание, глотание, чихание и т. п. К это¬му же классу движений относится отдергивание руки при прикосновении к горя¬чему предмету, невольный поворот головы в сторону раздавшегося звука и т. д. Непроизвольный характер носят обычно и наши выразительные движения: при гневе мы непроизвольно стискиваем зубы; при удивлении поднимаем брови или приоткрываем рот; когда чему-то радуемся, то начинаем улыбаться и т. д.
Поведение, как и действия, может быть непроизвольным или произвольным. К непроизвольному типу поведения в основном относятся импульсивные дей¬ствия и неосознанные, не подчиненные общей цели реакции, например на шум за окном, на предмет, способный удовлетворить потребность и т. д. К непроизволь¬ному поведению относятся и поведенческие реакции человека, наблюдаемые в си¬туациях аффекта, когда человек находится под воздействием неконтролируемого сознанием эмоционального состояния.
В противоположность непроизвольным действиям сознательные действия, ко¬торые более характерны для поведения человека, направлены на достижение по¬ставленной цели. Именно сознательность действий характеризует волевое пове¬дение. Однако волевые действия могут включать в себя в качестве отдельных звень¬ев и такие движения, которые в ходе образования навыка автоматизировались и потеряли свой первоначально сознательный характер.
Волевые действия отличаются друг от друга прежде всего уровнем своей слож¬ности. Существуют весьма сложные волевые действия, которые включают в себя целый ряд более простых. Так, приведенный выше пример, когда человек хочет утолить жажду, встает, наливает воду в стакан и т. д., является примером сложно¬го волевого поведения, включающего в себя отдельные менее сложные волевые действия. Но существуют еще более сложные волевые действия. Например, аль¬пинисты, решившие покорить горную вершину, начинают свою подготовку задол¬го до восхождения. Сюда включаются тренировки, осмотр снаряжения, подгонка креплений, выбор маршрута и т. д. Но главные трудности ждут их впереди, когда они начнут свое восхождение.
Основой усложнения действий является тот факт, что не всякая цель, которая ставится нами, может быть достигнута сразу. Чаще всего достижение поставлен¬ной цели требует выполнения ряда промежуточных действий, приближающих нас к поставленной цели.
Еще одним важнейшим признаком волевого поведения является его связь с преодолением препятствий, причем независимо от того, какого типа эти препят¬ствия — внутренние или внешние. Внутренними, или субъективными, препят¬ствиями являются побуждения человека, направленные на невыполнение данно¬го действия или на выполнение противоположных ему действий. Например, школьнику хочется играть с игрушками, но в это же время ему необходимо делать домашнее задание. В качестве внутренних препятствий могут выступать уста¬лость, желание развлечься, инертность, леность и т. д. Примером внешних пре¬пятствий может служить, например, отсутствие необходимого инструмента для работы или противодействие других людей, не желающих того, чтобы поставлен¬ная цель была достигнута.
Следует заметить, что не всякое действие, направленное на преодоление пре¬пятствия, является волевым. Например, человек, убегающий от собаки, может преодолеть очень сложные препятствия и даже залезть на высокое дерево, но эти действия не являются волевыми, поскольку они вызваны прежде всего внешними причинами, а не внутренними установками человека. Таким образом, важнейшей особенностью волевых действий, направленных на преодоление препятствий, яв¬ляется сознание значения поставленной цели, за которую надо бороться, сознание необходимости достичь ее. Чем более значима цель для человека, тем больше пре¬пятствий он преодолевает. Поэтому волевые действия могут различаться не толь¬ко по степени их сложности, но и по степени осознанности.
Обычно мы более или менее ясно осознаем то, ради чего совершаем те или иные действия, знаем цель, достичь которой мы стремимся. Бывают же случаи, когда человек осознает то, что он делает, но не может объяснить, ради чего он это делает. Чаще всего это бывает тогда, когда человек охвачен какими-то сильными чувства¬ми, испытывает эмоциональное возбуждение. Подобные действия принято назы¬вать импульсивными. Степень осознания таких действий сильно снижена. Совер¬шив необдуманные действия, человек часто раскаивается в том, что сделал. Но воля как раз в том и заключается, что человек в состоянии удержать себя от совер-шения необдуманных поступков при аффективных вспышках. Следовательно, воля связана с мыслительной деятельностью и чувствами.
Воля подразумевает наличие целеустремленности человека, что требует опре¬деленных мыслительных процессов. Проявление мышления выражается в созна¬тельном выборе цели и подборе средств для ее достижения. Мышление необходи¬мо и в ходе выполнения задуманного действия. Осуществляя задуманное дей¬ствие, мы сталкиваемся со многими трудностями. Например, могут измениться условия выполнения действия или может возникнуть необходимость изменить средства достижения поставленной цели. Поэтому для того, чтобы достичь постав¬ленной цели, человек должен постоянно сличать цели действия, условия и сред-ства его выполнения и своевременно вносить необходимые коррективы. Без учас¬тия мышления волевые действия были бы лишены сознательности, т. е. перестали бы быть волевыми действиями.
Связь воли и чувств выражается в том, что, как правило, мы обращаем внима¬ние на предметы и явления, вызывающие у нас определенные чувства. Желание добиться или достичь чего-либо, точно так же как избежать чего-либо неприятно¬го, связано с нашими чувствами. То, что для нас является безразличным, не вызы¬вающим никаких эмоций, как правило, не выступает в качестве цели действий. Однако ошибочно полагать, что только чувства являются источниками волевых действий. Часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда чувства, наоборот, выступа¬ют препятствием к достижению поставленной цели. Поэтому нам приходится при¬лагать волевые усилия к тому, чтобы противостоять негативному воздействию эмоций. Убедительным подтверждением того, что чувства не являются единствен¬ным источником наших действий, служат патологические случаи потери способ¬ности переживать чувства при сохранении способности осознанно действовать. Таким образом, источники волевых действий весьма разноплановы. Прежде чем приступить к их рассмотрению, нам необходимо познакомиться с основными и наиболее известными теориями воли и с тем, как они раскрывают причины воз-никновения волевых действий у человека.

Основные психологические теории воли

Понимание воли как реального фактора поведения имеет свою историю. При этом во взглядах на природу этого психического явления можно выделить два ас¬пекта: философско-этический и естественнонаучный. Они тесно переплетаются и могут рассматриваться только во взаимодействии друг с другом.
Во времена античности и средневековья проблема воли не рассматривалась с позиций, характерных для современного ее понимания. Древние философы рас¬сматривали целенаправленное или осознанное поведение человека только с пози¬ции его соответствия общепринятым нормам. В античном мире прежде всего при¬знавался идеал мудреца, поэтому античные философы полагали, что правила по¬ведения человека должны соответствовать разумным началам природы и жизни, правилам логики. Так, по Аристотелю, природа воли выражается в формирова¬нии логического заключения. Например, в его «Никомаховой этике» посылка «все сладкое надо есть» и условие «это яблоки сладкое» влекут за собой не предписа-ние «это яблоко надо съесть», а именно умозаключение о необходимости конкрет¬ного действия — съедения яблока. Следовательно, источник наших сознательных действий кроется в разуме человека.
Надо отметить, что подобные воззрения на природу воли вполне обоснованны и поэтому продолжают существовать и сейчас. Например, Ш. Н. Чхартишвили вы¬ступает против особого характера воли, считая, что понятия цель и осознание яв¬ляются категориями интеллектуального поведения, и никакой необходимости вводить новые термины, по его мнению, здесь нет. Подобная точка зрения обосно¬вана тем, что мыслительные процессы являются неотъемлемым компонентом во¬левых действий.
Фактически проблема воли не существовала в качестве самостоятельной про¬блемы и во времена средневековья. Человек рассматривался средневековыми фи¬лософами как исключительно пассивное начало, как «поле», на котором встреча¬ются внешние силы. Более того, очень часто в средневековье воля наделялась са¬мостоятельным существованием и даже персонифицировалась в конкретных силах, превращаясь в добрых или злых существ. Однако и в этой трактовке воля выступала как проявление некоего разума, ставящего себе определенные цели. Познание этих сил — добрых или злых, по мнению средневековых философов, открывает путь к познанию «истинных» причин поступков конкретного человека.
Следовательно, понятие воли во времена средневековья в большей степени связывалось с некими высшими силами. Такое понимание воли в средние века было обусловлено тем, что общество отрицало возможность самостоятельного, т. е. независимого от традиций и установленного порядка, поведения конкретного члена общества. Человек рассматривался как простейший элемент общества, а на¬бор характеристик, которые современные ученые вкладывают в понятие «лич¬ность», выступал в качестве программы, по которой жили предки и по которой должен жить человек. Право на отклонение от этих норм признавалось лишь за некоторыми членами общины, например, за кузнецом — человеком, которому под¬властна сила огня и металла, или за разбойником — человеком-преступником, про¬тивопоставившим себя данному обществу, и т. д.
Вполне вероятно, что самостоятельная проблема воли возникла одновременно с постановкой проблемы личности. Это произошло в эпоху Возрождения, когда за человеком начали признавать право на творчество и даже на ошибку. Стало гос¬подствовать мнение о том, что только отклонившись от нормы, выделившись из общей массы людей, человек мог стать личностью. При этом главной ценностью личности было принято считать свободу воли.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.51.55 | Сообщение # 64
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Оперируя историческими фактами, мы должны отметить, что появление про¬блемы свободы воли было не случайным. Первые христиане исходили из того, что человек обладает свободой воли, т. е. может поступать в соответствии со своей со¬вестью, может делать выбор в том, как ему жить, поступать и каким нормам следо¬вать. В эпоху же Возрождения свобода воли вообще стала возводиться в ранг аб¬солюта.
В дальнейшем абсолютизация свободы воли привела к возникновению миро¬воззрения экзистенциализма — «философии существования». Экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А. Камю и др.) рассматривает свободу как абсолютно свободную волю. не обусловленную никакими внешними социальны¬ми обстоятельствами. Исходный пункт этой концепции — абстрактный человек, взятьщ вне общественных связей и отношений, вне социально-культурной среды. Человек, по мнению представителей данного направления, ничем не может быть связан с обществом, и тем более он не может быть связан никакими нравственны-ми обязательствами или ответственностью. Человек свободен и ни за что не мо¬жет отвечать. Любая норма выступает для него как подавление его свободной воли. Согласно Ж. П. Сартру, подлинно человеческим может быть лишь спонтан¬ный немотивируемый протест против всякой «социальности», причем никак не упорядоченный, не связанный никакими рамками организаций, программ, партий и т. д. .
Такая трактовка воли противоречит современным представлениям о человеке. Как мы отмечали еще в первых главах, основное отличие человека как представи¬теля вида Ното 5ар1еп5 от животного мира заключается в его социальной природе. Человеческое существо, развивающееся вне человеческого общества, имеет толь¬ко внешнее сходство с человеком, а по своей психической сути не имеет ничего общего с людьми.
Абсолютизация свободной воли привела представителей экзистенциализма к ошибочной трактовке человеческой природы. Их ошибка заключалась в непо¬нимании того, что человек, совершающий определенный поступок, направленный на отвержение каких-либо существующих социальных норм и ценностей, непре¬менно утверждает другие нормы и ценности. Ведь для того, чтобы отвергать что-либо, необходимо иметь определенную альтернативу, иначе такое отрицание пре¬вращается в лучшем случае в бессмыслицу, а в худшем — в безумие.
Одна из первых естественнонаучных трактовок воли принадлежит И. П. Пав¬лову, который рассматривал ее как «инстинкт свободы», как проявление активно¬сти живого организма, когда он встречается с препятствиями, ограничивающими эту активность. По мнению И. П. Павлова, воля как «инстинкт свободы» высту¬пает не меньшим стимулом поведения, чем инстинкты голода и опасности. «Не будь его, — писал он, — всякое малейшее препятствие, которое бы встречало живот¬ное на своем пути, совершенно прерывало бы течение его жизни» (Павлов И. П.,
1952). Для человеческого же поступка такой преградой может быть не только внешнее препятствие, ограничивающее двигательную активность, но и содержа¬ние его собственного сознания, его интересы и т. д. Таким образом, воля в трак¬товке И. П. Павлова рефлекторна по своей природе, т. е. она проявляется в виде ответной реакции на воздействующий стимул. Поэтому не случайно данная трак¬товка нашла самое широкое распространение среди представителей бихевиориз¬ма и получила поддержку в реактологии (К. Н. Корнилов) и рефлексологии (В. М. Бехтерев). Между тем если принять данную трактовку воли за истинную, то мы должны сделать вывод о том, что воля человека зависит от внешних усло¬вий, а следовательно, волевой акт не в полной мере зависит от человека.
В последние десятилетия набирает силу и находит все большее число сторон¬ников другая концепция, согласно которой поведение человека понимается как изначально активное, а сам человек рассматривается как наделенный способностью к сознательному выбору формы поведения. Эта точка зрения удачно подкрепля¬ется исследованиями в области физиологии, проведенными Н. А. Бернштейном и П. К. Анохиным. Согласно сформировавшейся на основе этих исследований кон¬цепции, воля понимается как сознательное регулирование человеком своего пове¬дения. Это регулирование выражено в умении видеть и преодолевать внутренние и внешние препятствия.
Помимо указанных точек зрения существуют и другие концепции воли. Так, в рамках психоаналитической концепции на всех этапах ее эволюции от 3. Фрей¬да до Э. Фромма неоднократно предпринимались попытки конкретизировать представление о воле как своеобразной энергии человеческих поступков. Для представителей данного направления источником поступков людей является не¬кая превращенная в психическую форму биологическая энергия живого организ¬ма. Сам Фрейд полагал, что это психосексуальная энергия полового влечения.
Весьма интересна эволюция этих представлений в концепциях учеников и по¬следователей Фрейда. Например, К. Лоренц видит энергию воли в изначальной
агрессивности человека. Если эта агрессивность не реализуется в разрешаемых и санкционируемых обществом формах активности, то становится социально опас¬ной, поскольку может вылиться в немотивируемые преступные действия. А. Ад¬лер, К. Г. Юнг, К. Хорни, Э. Фромм связывают проявление воли с социальными факторами. Для Юнга — это универсальные архетипы поведения и мышления, заложенные в каждой культуре, для Адлера — стремление к власти и социальному господству, а для Хорни и Фромма — стремление личности к самореализации в культуре.
По сути дела, различные концепции психоанализа представляют собой абсо¬лютизацию отдельных, хотя и существенных, потребностей как источников че¬ловеческих действий. Возражения вызывают не столько сами преувеличения, сколько общая трактовка движущих сил, направленных, по мнению привержен¬цев психоанализа, на самосохранение и поддержание целостности человеческого индивида. На практике очень часто проявление воли связано со способностью противостоять потребности самосохранения и поддержания целостности челове¬ческого организма. Это подтверждает героическое поведение людей в экстремаль¬ных условиях с реальной угрозой для жизни.
В действительности мотивы волевых действий складываются и возникают в ре¬зультате активного взаимодействия человека с внешним миром, и в первую оче¬редь с обществом. Свобода воли означает не отрицание всеобщих законов приро¬ды и общества, а предполагает познание их и выбор адекватного поведения.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.52.41 | Сообщение # 65
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Физиологические и мотиввционные аспекты волевых действий

Волевые действия, как и все психические явления, связаны с деятельностью мозга и наряду с другими сторонами психики имеют материальную основу к ниде нервных процессов.
Материальной основой произвольных движений является деятельность так на¬зываемых гигантских пирамидных клеток, расположенных в одном из слоен коры мозга в области передней центральной извилины и по своим размерам во много раз превышающих окружающие их другие нервные клетки. Эти клетки очень час¬то называют «клетками Беца» по имени профессора анатомии Киевского универ¬ситета В. А. Беца, который впервые описал их в 1874 г. В них зарождаются им¬пульсы к движению, и отсюда берут начало волокна, образующие массивный пу¬чок, который идет в глубину мозга, спускается вниз, проходит внутри спинного мозга и достигает в конечном итоге мышцы противоположной стороны тела (пи¬рамидный путь).
Все пирамидные клетки условно, в зависимости от их местоположения и вы¬полняемых функций, можно разделить на три группы

http://i41.tinypic.com/2dkjo9l.jpg

). Так, в верхних отделах передней центральной извилины лежат клетки, посылающие импульсы к нижним конечностям, в средних отделах лежат клетки, посылающие импульсы к руке, а в нижних отделах располагаются клетки, активизирующие мышцы языка,
губ, гортани. Все эти клетки и нервные пути являются двигательным аппаратом коры головного мозга. В случае поражения тех или иных пирамидных клеток у че¬ловека наступает паралич соответствующих им органов движения.
Произвольные движения выполняются не изолированно друг от друга, а в слож¬ной системе целенаправленного действия. Это происходит благодаря определен¬ной организации взаимодействия отдельных участков мозга. Большую роль здесь играют участки мозга, которые хотя и не являются двигательными отделами, но обеспечивают организацию двигательной (или кинестетической) чувствительно¬сти, необходимую для регуляции движений. Эти участки располагаются сзади от передней центральной извилины. В случае их поражения человек перестает ощу¬щать собственные движения и поэтому не в состоянии совершать даже относи-тельно несложные действия, например взять какой-либо предмет, находящийся возле него. Затруднения, возникающие в этих случаях, характеризуются тем, что человек подбирает не те движения, которые ему нужны.
Сам по себе подбор движений еще не достаточен для того, чтобы действие было выполнено умело. Необходимо обеспечить преемственность отдельных фаз дви¬жения. Такая плавность движений обеспечивается деятельностью премоторной зоны коры, которая лежит кпереди от передней центральной извилины. При пора¬жении этой части коры у больного не наблюдается никаких параличей (как при поражении передней центральной извилины) и не возникает никаких затрудне¬ний в подборе движений (как при поражении участков коры, расположенных сза¬ди от передней центральной извилины), но при этом отмечается значительная не¬ловкость. Человек перестает владеть движениями так, как он владел ими ранее. Более того, он перестает владеть приобретенным навыком, а выработка сложных двигательных навыков в этих случаях оказывается невозможной.
В некоторых случаях, когда поражение этой части коры распространено в глубь мозгового вещества, наблюдается следующее явление: выполнив какое-либо дви¬жение, человек никак не может его прекратить и продолжает в течение некоторого времени выполнять его много раз подряд. Так, собираясь написать цифру «2» и сделав движение, необходимое для написания верхнего кружка цифры, человек с подобным поражением продолжает то же самое движение и, вместо того чтобы завершить написание цифры, пишет большое количество кружков.
Помимо указанных участков мозга следует отметить структуры, направляю¬щие и поддерживающие целенаправленность волевого действия. Всякое волевое действие определяется определенными мотивами, которые должны быть удержа¬ны на протяжении всего выполнения движения или действия. Если это условие не соблюдается, то выполняемое движение (действие) прервется или заменится други¬ми. Важную роль в удержании цели действий играют участки мозга, располо¬женные в лобных долях. Это так называемые префронтальные участки коры, кото¬рые в ходе эволюции мозга формировались в последнюю очередь. При их пораже¬нии наступает апраксия, проявляющаяся в нарушении произвольной регуляции
движений и действий. Человек с таким поражением мозга, начав выполнять ка¬кое-либо действие, сразу прекращает или изменяет его в результате какого-либо случайного воздействия, что делает невозможным осуществление волевого акта. В клинической практике описывался случай, когда такой больной, проходя мимо раскрытого шкафа, вошел в него и стал беспомощно озираться вокруг себя, не зная, что делать дальше: одного вида открытых дверей шкафа оказалось достаточным для того, чтобы он изменил первоначальное намерение и вошел в шкаф. Поведе¬ние таких больных превращается в неуправляемые, разорванные действия.
На почве мозговой патологии может возникнуть и абулия, проявляющаяся в отсутствии побуждений к деятельности, в неспособности принять решение и осуществить нужное действие, хотя необходимость его осознается. Абулия вызва¬на патологическим торможением коры, в результате которого интенсивность им¬пульсов к действию оказывается значительно ниже оптимального уровня. По сви
детельству Т. Рибо, один больной по выздоровлении так говорил о своем состоя¬нии: «Недостаток деятельности имел причиной то, что все мои ощущения были необыкновенно слабы, так что не могли оказывать никакого влияния на мою волю».
Следует отметить, что особое значение в выполнении волевого действия имеет вторая сигнальная система, осуществляющая всю сознательную регуляцию чело¬веческого поведения. Вторая сигнальная система активизирует не только мотор¬ную часть поведения человека, она является пусковым сигналом для мышления, воображения, памяти; она же регулирует внимание, вызывает чувства и таким об¬разом влияет на формирование мотивов волевых действий.
Поскольку мы подошли к рассмотрению мотивов волевых действий, необхо¬димо различать мотивы и само волевое действие. Под мотивами волевых действий подразумеваются те причины, которые побуждают человека действовать. Все мо¬тивы волевых действий могут быть разделены на две основные группы: основные и побочные. Причем, говоря о двух группах мотивов, мы не можем перечислить мотивы, входящие в первую или вторую группу, потому что в различных услови¬ях деятельности или у различных людей один и тот же мотив (побудительная при¬чина) может быть в одном случае основным, а в другом — побочным. Например, для одного человека стремление к познанию является основным мотивом написа¬ния диссертации, а достижение определенного социального положения — побоч¬ным. В то же время для другого человека, наоборот, достижение определенного социального статуса является основным мотивом, а познание — побочным.
В основе мотивов волевых действий лежат потребности, эмоции и чувства, ин¬тересы и склонности, и особенно наше мировоззрение, наши взгляды, убеждения и идеалы, которые формируются в процессе воспитания человека.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.52.59 | Сообщение # 66
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Структура волевого действия

http://i43.tinypic.com/2r381h1.jpg

С чего начинается волевое действие? Конечно, с осознания цели действия и связанного с ней мотива. При ясном осознании цели и мотива, вызывающего ее, стремление к цели принято называть желанием

Но не всякое стремление к цели носит достаточно осознанный характер. В за¬висимости от степени осознанности потребностей их разделяют на влечения ц же¬лания. Если желание осознанно, то влечение всегда смутно, неясно: человек осо¬знает, что ему чего-то хочется, чего-то не хватает или ему что-то нужно, но что именно, он не понимает. Обычно люди переживают влечение как специфическое тягостное состояние в виде тоски или неопределенности. Из-за своей неопреде¬ленности влечение не может перерасти в целенаправленную деятельность. Поэто¬му влечение часто рассматривают как переходное состояние. Представленная в нем потребность, как правило, либо угасает, либо осознается и превращается в конкретное желание.
Следует отметить, что далеко не всякое желание приводит к действию. Жела¬ние само по себе не сдержит активного элемента. Прежде чем желание превратит¬ся в непосредственный мотив, а затем в цель, оно оценивается человеком, т. е.
«фильтруется» через систему ценностей человека, получает определенную эмо¬циональную окраску. Все, что связано с реализацией цели, в эмоциональной сфе¬ре окрашивается в положительные тона, равно как все, что является препятстви¬ем к достижению цели, вызывает отрицательные эмоции.
Имея побуждающую силу, желание обостряет осознание цели будущего дей¬ствия и построение его плана. В свою очередь, при формировании цели особую роль играет ее содержание, характер и значение. Чем значительнее цель, тем бо¬лее мощное стремление может быть вызвано ею.
Желание не всегда сразу претворяется в жизнь. У человека иногда возникает сразу несколько несогласованных и даже противоречивых желаний, и он оказыва¬ется в весьма затруднительном положении, не зная, какое из них реализовать. Пси¬хическое состояние, которое характеризуется столкновением нескольких желаний или нескольких различных побуждений к деятельности, принято называть борь¬бой мотивов. Борьба мотивов включает в себя оценку человеком тех оснований, которые говорят за и против необходимости действовать в определенном направ¬лении, обдумывании того, как именно действовать. Заключительным моментом борьбы мотивов является принятие решения, заключающегося в выборе цели и способа действия. Принимая решение, человек проявляет решительность; при этом он, как правило, чувствует ответственность за дальнейший ход событий.

Рас¬сматривая процесс принятия решения, У. Джеме выделял несколько типов реши¬тельности.
1. Разумная решимость проявляется тогда, когда противодействующие моти¬вы начинают понемногу угасать, оставляя место альтернативе, которая вос¬принимается совершенно спокойно. Переход от сомнения к уверенности пе¬реживается пассивно. Человеку кажется, что основания для действия фор¬мируются сами по себе в соответствии с условиями деятельности.
2. В случаях, если колебание и нерешительность слишком затянулись, может наступить момент, когда человек скорее готов принять неверное решение, чем не принимать никакого. При этом нередко какое-нибудь случайное об¬стоятельство нарушает равновесие, предоставив одной из перспектив пре¬имущество перед другими, и человек как бы подчиняется судьбе.
3. При отсутствии побудительных причин, желая избежать неприятного ощу¬щения нерешительности, человек начинает действовать как бы автоматиче¬ски, просто стремясь к движению вперед. То, что будет потом, в данный мо¬мент его не заботит. Как правило, этот тип решительности характерен для лиц с кипучим стремлением к деятельности.
4. К следующему типу решительности относятся случаи нравственного пере¬рождения, пробуждения совести и т. д. В данном случае прекращение внут¬реннего колебания происходит из-за изменения шкалы ценностей. У чело¬века как бы происходит внутренний перелом, и сразу возникает решимость действовать в конкретном направлении.
5. В некоторых случаях человек, не имея рациональных оснований, считает более предпочтительным определенный образ действий. С помощью воли он усиливает мотив, который сам по себе не мог бы подчинить себе осталь¬ные. В отличие от первого случая функции разума здесь выполняет воля.

Следует отметить, что в психологической науке активно ведутся споры по про¬блеме принятия решения. С одной стороны, борьба мотивов и последующее при¬нятие решения рассматриваются как основное звено, ядро волевого акта. С дру¬гой стороны, отмечается тенденция выключения из волевого акта внутренней ра¬боты сознания, связанной с выбором, обдумыванием и оценкой.
Существует и другая точка зрения, характерная для тех психологов, которые, не отвергая значимость борьбы мотивов и внутренней работы сознания, видят сущность воли в исполнении принятою решения, поскольку борьба мотивов и сле¬дующее за этим принятие решения не идут дальше субъективных состояний. Именно исполнение решения составляет основной момент волевой деятельности человека.
Исполнительный этап волевого действия имеет сложную структуру. Прежде всего исполнение принятого решения связано с тем или иным временем, т. е. с определенным сроком. Если исполнение решения откладывается на длительный срок, то в этом случае принято говорить о намерении исполнить принятое реше¬ние. Обычно мы говорим о намерении, когда сталкиваемся со сложными видами деятельности: например, поступить в вуз, получить определенную специальность. Простейшие волевые действия, такие как утолить жажду или голод, изменить на-правление своего движения, чтобы не столкнуться с идущим навстречу челове¬ком, исполняются, как правило, сразу. Намерение по своей сути является внут¬ренней подготовкой отсроченного действия и представляет собой зафиксирован¬ную решением направленность на осуществление цели. Однако одного намерения недостаточно. Как и в любом другом волевом действии, при существовании наме¬рения можно выделить этап планирования путей достижения поставленной цели. План может быть детализирован в разной степени. Для одних людей характерно стремление все предусмотреть, спланировать каждый шаг. В то же время другие довольствуются лишь общей схемой. При этом спланированное действие не реа¬лизуется сразу. Для его реализации необходимо сознательное волевое усилие. Под волевым усилием понимается особое состояние внутреннего напряжения, или ак¬тивности, которое вызывает мобилизацию внутренних ресурсов человека, необ¬ходимую для выполнения задуманного действия. Поэтому волевые усилия всегда связаны со значительной тратой энергии.
Этот заключительный этап волевого действия может получить двоякое выра¬жение: в одних случаях он проявляется во внешнем действии, в других случаях, наоборот, он заключается в воздержании от какого-либо внешнего действия (та¬кое проявление принято называть внутренним волевым действием).
Волевое усилие качественно отличается от мышечных напряжений. В волевом усилии внешние движения могут быть представлены минимально, а внутреннее напряжение может быть весьма значительным. Вместе с тем в любом волевом уси¬лии в той или иной степени присутствует и мышечное напряжение. Например, рассматривая или вспоминая что-то, мы напрягаем мышцы лба, глаз и т. п., но это не дает основания отождествлять мышечные и волевые усилия.
В различных конкретных условиях проявляемые нами волевые усилия будут различаться по интенсивности. Это связано с тем, что интенсивность волевых уси¬лий прежде всего зависит как от внешних, так и от внутренних препятствий, на которые наталкивается выполнение волевого действия. Однако помимо ситуатив
ных факторов существуют и относительно устойчивые факторы, определяющие интенсивность волевых усилий. К их числу относятся следующие: мировоззрение личности, проявляющееся в отношении к тем или иным явлениям окружающего мира; моральная устойчивость, определяющая способность следовать по намечен¬ному пути; уровень самоуправления и самоорганизации личности и др. Все эти факторы формируются в процессе развития человека, его становления как лично¬сти и характеризуют уровень развития волевой сферы.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.53.10 | Сообщение # 67
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Волевые качества человека и их развитие

Воля человека характеризуется определенными качествами. Прежде всего, принято выделять силу воли как обобщенную способность преодолевать значи¬тельные затруднения, возникающие на пути к достижению поставленной цели. Чем серьезнее препятствие, которое вы преодолели на пути к поставленной цели, тем сильнее ваша воля. Именно препятствия, преодолеваемые с помощью воле¬вых усилий, являются объективным показателем проявления силы воли.
Среди различных проявлений силы воли принято выделять такие личностные черты, как выдержка и самообладание, которые выражаются в умении сдерживать свои чувства, когда это требуется, в недопущении импульсивных и необдуманных действий, в умении владеть собой и заставлять себя выполнять задуманное дей¬ствие, а также воздерживаться от того, что хочется делать, но что представляется неразумным или неправильным.
Другой характеристикой воли является целеустремленность. Под целеустрем¬ленностью принято понимать сознательную и активную направленность лично¬сти на достижение определенного результата деятельности. Очень часто, когда
говорят о целеустремленности, используют такое понятие, как настойчивость. Это понятие практически тождественно понятию целеустремленности и характе¬ризует стремление человека в достижении поставленной цели даже в самых слож¬ных условиях. Обычно различают целеустремленность стратегическую, т. е. уме¬ние руководствоваться во всей своей жизнедеятельности определенными прин¬ципами и идеалами, и целеустремленность оперативную, заключающуюся в умении ставить ясные цели для отдельных действий и не отклоняться от них в процессе их достижения.
От настойчивости принято отличать упрямство. Упрямство чаще всего высту¬пает как отрицательное качество человека. Упрямый человек всегда старается на¬стоять на своем, несмотря на нецелесообразность данного действия. Как правило, упрямый человек в своей деятельности руководствуется не доводами разума, а личными желаниями, вопреки их несостоятельности. По сути, упрямый человек не владеет своей волей, поскольку он не умеет управлять собой и своими жела¬ниями.
Важной характеристикой воли является инициативность. Инициативность заключается в способности предпринимать попытки к реализации возникших у человека идей. Для многих людей преодоление собственной инертности являет¬ся наиболее трудным моментом волевого акта. Сделать первый осознанный шаг к реализации новой идеи может только самостоятельный человек. Самостоятель¬ность — это характеристика воли, которая непосредственно связана с инициатив¬ностью. Самостоятельность проявляется в способности осознанно принимать решения и в умении не поддаваться влиянию различных факторов, препятствую¬щих достижению поставленной цели. Самостоятельный человек способен, крити¬чески оценивая советы и предложения других людей, действовать на основе своих взглядов и убеждений и при этом вносить в свои действия коррективы, сформиро¬ванные на основе полученных советов.
От самостоятельности следует отличать негативизм. Негативизм проявляется в немотивированной, необоснованной склонности действовать наперекор другим людям, противоречить им, хотя разумные соображения не дают оснований для таких поступков. Негативизм большинством психологов расценивается как сла¬бость воли, выражающаяся в неумении подчинить свои действия доводам разума, сознательным мотивам поведения, в неумении противостоять своим желаниям, ведущим к безделью, и др. Очень часто безделье связывают с ленью. Именно лень является всеобъемлющей характеристикой качеств, противоположных по смыслу позитивным качествам воли.
Следует отметить, что инициатива, проявляемая человеком, помимо самостоя¬тельности всегда связана еще с одним качеством воли — решительностью. Реши¬тельность заключается в отсутствии излишних колебаний и сомнений при борьбе мотивов, в своевременном и быстром принятии решений. Прежде всего решитель¬ность проявляется в выборе доминирующего мотива, а также в выборе адекват¬ных средств достижения поставленной цели. Решительность проявляется и при осуществлении принятого решения. Для решительных людей характерен быст¬рый и энергичный переход от выбора действий и средств к самому выполнению действия.
От решительности, как позитивного волевого качества, необходимо отличать импульсивность, которая характеризуется торопливостью в принятии решений,
необдуманностью поступков. Импульсивный человек не задумывается перед тем, как начать действовать, не учитывает последствий того, что он делает, поэтому часто раскаивается в том, что совершил. Торопливость в принятии решения та¬ким человеком, как правило, объясняется его нерешительностью, тем, что приня¬тие решения для него является чрезвычайно сложным и мучительным процессом, поэтому он стремится скорее от него освободиться.
Исключительно важным волевым качеством человека является последователь¬ность действий человека. Последовательность действий характеризует то, что все совершаемые человеком поступки вытекают из единого руководящего принципа, которому человек подчиняет все второстепенное и побочное. Последовательность действий, в свою очередь, самым тесным образом связана с самоконтролем и са¬мооценкой.
Принятые действия будут только тогда выполнены, когда человек контроли¬рует свою деятельность. В противном случае выполняемые действия и цель, к ко¬торой стремится человек, расходятся. В процессе достижения цели самоконтроль обеспечивает господство ведущих мотивов над побочными. Качество самоконтро¬ля, его адекватность в значительной степени зависят от самооценки личности. Так, низкая самооценка может привести к тому, что человек теряет уверенность в себе. В этом случае стремление человека к достижению поставленной цели может по¬степенно угасать и спланированное уже никогда не будет выполнено. Бывает, на-оборот, человек переоценивает себя и свои возможности. В этом случае принято говорить о завышенной самооценке, которая не позволяет адекватно координиро¬вать и корректировать свои действия на пути к достижению поставленной цели. В результате возможность достичь спланированного значительно усложняется и чаще всего в полной мере задуманное ранее не реализуется на практике.
Воля, как и большинство других высших психических процессов, формирует¬ся в ходе возрастного развития человека. Так, у новорожденного ребенка преобла¬дают рефлекторные движения, а также некоторые инстинктивные действия. Во¬левые, сознательные действия начинают формироваться значительно позднее. Причем первые желания ребенка характеризуются большой неустойчивостью. Желания быстро сменяют друг друга и очень часто носят неопределенный харак¬тер. Лишь на четвертом году жизни желания приобретают более или менее устой¬чивый характер.
В этом же возрасте у детей впервые отмечается возникновение борьбы моти¬вов. Например, дети двухлетнего возраста после некоторых колебаний могут де¬лать выбор между несколькими возможными действиями. Однако выбор, осуще¬ствляемый в зависимости от мотивов морального порядка, становится возмож¬ным для детей не ранее конца третьего года жизни. Это происходит лишь тогда, когда ребенок уже может контролировать свое поведение. Для этого необходимы, с одной стороны, достаточно высокий уровень развития, а с другой — некоторая сформированность моральных установок. И то и другое складывается под влия¬нием обучения и воспитания, в процессе постоянного взаимодействия со взрос¬лыми. Характер формирующихся моральных установок в значительной степени зависит от моральных установок взрослого, так как в первые годы жизни ребенок стремится подражать действиям взрослых, и постепенно в процессе умственного развития он начинает анализировать поступки взрослого и делать соответствую¬щие выводы.
Как и все психические процессы, воля развивается не сама по себе, а в связи с общим развитием личности человека. Иногда можно встретить высокое развитие воли уже в раннем возрасте. Причем достаточно высокий уровень развития воли чаще всего наблюдается у детей творческого типа, увлеченных каким-либо заня¬тием, например у детей с художественными или музыкальными задатками, кото¬рые в состоянии часами самостоятельно заниматься любимым делом. Это проис¬ходит потому, что постепенно увлеченность каким-либо занятием, сопровождае¬мая систематическим трудом (рисованием, лепкой, занятиями музыкой или спортом), способствует формированию волевых характеристик, проявляющихся и в других сферах жизнедеятельности.
Каковы основные пути формирования воли? Прежде всего успех этого процес¬са зависит от родителей. Исследования показывают, что родители, стремящиеся дать ребенку всестороннее развитие и при этом предъявляющие к нему достаточ¬но высокие требования, могут рассчитывать на то, что у ребенка не будет серьез¬ных проблем с волевой регуляцией деятельности. Такие недостатки волевого по¬ведения детей, как капризы и упрямство, наблюдаемые в раннем детстве, проис¬ходят из-за совершаемых родителями ошибок в воспитании воли ребенка. Если родители во всем стремятся угождать ребенку, удовлетворяют каждое его жела¬ние, не предъявляют ему требовании, которые должны безоговорочно им выпол-няться, не приучают его сдерживать себя, то, скорее всего, впоследствии у ребенка будет наблюдаться недостаточность волевого развития.
Необходимым условием воспитания ребенка в семье является формирование у него сознательной дисциплины. Развитие родителями у ребенка волевых качеств является предпосылкой для формирования у него дисциплинированности, кото¬рая не только помогает понимать необходимость соблюдения определенных пра¬вил поведения, но и обеспечивает ему внутреннюю дисциплинированность, выра¬жающуюся в способности регулировать и сопоставлять свои желания с условия¬ми реальной деятельности.
Важную роль в воспитании волевых качеств играет школа. Школа предъявля¬ет к ребенку ряд требований, без выполнения которых не может нормально осу¬ществляться само школьное обучение, но при этом также происходит формирова¬ние определенного уровня дисциплинированности. Например, школьник должен сидеть за партой определенное время, он не может встать с места без разрешения учителя, разговаривать с товарищами, он должен готовить дома заданные ему уро¬ки и т. д. Все это требует от него довольно высокого развития волевых качеств и в то же время развивает у него нужные для выполнения этих правил качества воли. Поэтому большое значение для воспитания воли у школьников имеют лич¬ность учителя и школьный коллектив.
Учитель, с которым общается ребенок в школе, оказывает непосредственное влияние на формирование у него определенных личностных характеристик и, об¬ладая яркой личностью, оставляет в жизни ребенка неизгладимый след. Нередко это вызывает у ребенка стремление подражать поведению учителя, и если у по¬следнего хорошо развиты волевые качества, то существует высокая вероятность, что те же качества будут успешно развиваться и у его учеников.
Аналогичная картина наблюдается в отношении школьного коллектива. Если деятельность ребенка протекает в коллективе, где существует атмосфера высокой
требовательности, то и у ребенка могут сформироваться соответствующие харак¬теристики личности.
Не менее важно физическое воспитание ребенка, а также ознакомление его с художественными ценностями. Более того, формирование волевых характерис¬тик не прекращается и в более старшем возрасте, когда молодой человек присту¬пает к самостоятельной трудовой деятельности, в ходе которой волевые качества достигают наивысшего развития. Таким образом, весь процесс воспитания ребен¬ка определяет успешность формирования волевых качеств личности. Поэтому не случайно воля очень часто рассматривается как одна из центральных и наиболее
информативных характеристик личности.

[в начало]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13140-16-1247912935


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.54.48 | Сообщение # 68
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Эмоции

. Виды эмоций и их общая характеристика

Все, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, вызывает у нас определен¬ное отношение. Один объекты и явления взывают у нас симпатию, другие, наобо¬рот, отвращение. Одни вызывают интерес и любопытство, другие — безразличие. Даже те отдельные свойства предметов, информацию о которых мы получаем через ощущения, например цвет, вкус, запах, не бывают безразличны для нас. Ощущая их, мы испытываем удовольствие или неудовольствие, иногда отчетливо выражен¬ные, иногда едва заметные. Эта своеобразная окраска ощущений, характеризую¬щая наше отношение к отдельным качествам предмета, называется чувственным тоном ощущений.
Более сложное отношение к себе вызывают жизненные факты, взятые во всей их полноте, во всем многообразии их свойств и особенностей. Отношения к ним выражаются в таких сложных чувственных переживаниях, как радость, горе, сим¬патия, пренебрежение, гнев, гордость, стыд, страх. Все эти переживания представ¬ляют собой чувства или эмоции.
Эмоции характеризуют потребности человека и предметы, на которые они на¬правлены. В процессе эволюции эмоциональные ощущения и состояния биологи¬чески закрепились как способ поддержания жизненного процесса в его оптималь¬ных границах. Их значение для организма заключается в предупреждении о разрушающем характере каких-либо факторов. Таким образом, эмоции являются одним из основных механизмов регуляции функционального состояния организ¬ма и деятельности человека.
Однако следует обратить внимание на то, что мы используем два понятия:
«чувства» и «эмоции». А насколько тождественны эти понятия? Не является ли одно из них производным от другого?
Дело в том, что эмоции — это более широкое понятие, чувства же представляют собой одно из проявлений эмоциональных переживаний. В практической жизни под эмоциями мы обычно понимаем самые разнообразные реакции человека — от бурных взрывов страсти до тонких оттенков настроений. В психологии под эмо¬циями понимают психические процессы, протекающие в форме переживаний и от¬ражающие личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жиз¬недеятельности человека. Следовательно, наиболее существенной характеристи¬кой эмоций является их субъективность.
Благодаря эмоциям человек осознает свои потребности и предметы, на кото¬рые они направлены. Другая всеобщая черта эмоций, о которой необходимо ска¬зать, — это их содействие в реализации потребностей и достижении определенных целей. Поскольку любая эмоция положительна или отрицательна, человек может судить о достижении поставленной цели. Так, положительная эмоция всегда свя¬зана с получением желаемого результата, а отрицательная, наоборот, с неудачей при достижении цели. Таким образом, можно сделать вывод о том, что эмоции самым непосредственным образом связаны с регуляцией деятельности человека.
Большинство эмоциональных состояний отражается на особенностях поведе¬ния человека, и поэтому они могут быть изучены с использованием не только субъективных, но и объективных методов. Например, покраснение или побледне-ние кожи человека в определенной ситуации может свидетельствовать о его эмо¬циональном состоянии. Об эмоциональном состоянии могут также свидетельство¬вать изменения уровня адреналина в крови и многое другое.
Эмоции — это очень сложные психические явления. К наиболее значимым эмо¬циям принято относить следующие типы эмоциональных переживаний: аффек¬ты, собственно эмоции, чувства, настроения, эмоциональный стресс.
Аффект — наиболее мощный вид эмоциональной реакции. Аффектами на¬зывают интенсивные, бурно протекающие и кратковременные эмоциональные вспышки. Примерами аффекта могут служить сильный гнев, ярость, ужас, бурная радость, глубокое горе, отчаяние. Эта эмоциональная реакция полностью захва¬тывает психику человека, соединяя главный воздействующий раздражитель со всеми смежными, образуя единый аффективный комплекс, предопределяющий единую реакцию на ситуацию в целом.
Одна из главных особенностей аффекта состоит в том, что данная эмоциональ¬ная реакция неодолимо навязывает человеку необходимость выполнить какое-либо действие, но при этом у человека теряется чувство реальности. Он перестает себя контролировать и даже может не осознавать того, что делает. Это объясняет¬ся тем, что в состоянии аффекта возникает чрезвычайно сильное эмоциональное возбуждение, которое, затрагивая двигательные центры коры головного мозга, переходит в двигательное возбуждение. Под действием этого возбуждения чело¬век совершает обильные и часто беспорядочные движения и действия. Бывает и так, что в состоянии аффекта человек цепенеет, его движения и действия совсем прекращаются, он словно лишается дара речи.
Подобные явления можно наблюдать при различных стихийных бедствиях и технологических катастрофах. Например, один из пострадавших от землетрясе¬ния в Армении так описывал это событие: «Никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным... Люди окаменели и не двигались... Затем люди бежали без цели. Находившиеся в парке бежали в направлении зданий, хотя это было абсо¬лютно нецелесообразно. Они бежали, чтобы спасти свою жизнь, и кричали как су¬масшедшие. Те, кто был в домах, бежали в парки. Все были в панике».
В состоянии аффекта изменяется функционирование всех психических про¬цессов. В частности, резко изменяются показатели внимания. Его переключаемость снижается, и в поле восприятия попадают только те объекты, которые не¬посредственно связаны с переживанием. На них внимание сконцентрировано на¬столько, что переключиться на что-то другое человек оказывается не в состоянии. Все остальные раздражители, не связанные с переживанием, оказываются не в по¬ле внимания человека, осознаются им недостаточно, и в этом заключается одна из причин неуправляемости поведения человека в состоянии аффекта. В состоянии аффекта человеку трудно предвидеть результаты своих действий, поскольку ме¬няется характер протекания процессов мышления. Резко снижается способность прогнозировать последствия своих поступков, в результате чего становится не¬возможным целесообразное поведение.
Было бы неверно думать, что в состоянии аффекта человек совсем не осознает своих действий, не может правильно оценить все происходящее. Даже при самом сильном аффекте человек в той или иной степени отдает себе отчет в том, что с ним происходит, но при этом одни люди могут овладеть своими мыслями и поступка¬ми, а другие — нет. Это происходит из-за разных причин, но в первую очередь из-за уровня эмоционально-волевой устойчивости, т. е. из-за особенностей эмоцио¬нальной сферы и уровня развития волевых характеристик человека. Следует от¬метить, что данная характеристика является весьма показательной в отношении поведенческой регуляции людей. Она связана, с одной стороны, с генетическими особенностями организма конкретного человека, а с другой стороны — с особен¬ностями его воспитания.
Следующую группу эмоциональных явлений составляют собственно эмоции. Эмоции отличаются от аффектов длительностью. Если аффекты в основном носят кратковременный характер (например, вспышка гнева), то эмоции — это более длительные состояния. Другой отличительной чертой эмоций является то, что они представляют собой реакцию не только на текущие события, но и на вероятные или вспоминаемые.
Для того чтобы понять суть эмоций, необходимо исходить из того, что боль¬шинство предметов и явлений внешней среды, воздействуя на органы чувств, вы¬зывают у нас сложные, многогранные эмоциональные ощущения и чувства, кото¬рые могут включать в себя одновременно как удовольствие, так и неудовольствие. Например, воспоминание о чем-либо неприятном для нас может одновременно с тяжелым чувством вызывать и радость от сознания того, что это неприятное осталось где-то в прошлом. Весьма ярко совмещение положительной и отрица¬тельной окраски эмоциональных переживаний наблюдается при преодолении трудностей, с которыми нам приходится иметь дело. Сами по себе действия, кото¬рые выполняются в этих случаях, вызывают у нас нередко неприятные, тяжелые,
иногда мучительные чувства, но успех, которого мы достигаем, неразрывно свя¬зан с положительными эмоциональными переживаниями.
Помимо удовольствия и неудовольствия во многих ситуациях возникает ощу¬щение какого-либо напряжения, с одной стороны, ^разрешения или облегчения — с другой. В критические моменты деятельности, в ответственные минуты приня¬тия решения, при преодолении затруднений, во всех случаях, когда мы делаем что-либо важное, что затрагивает нас, мы испытываем напряжение. Очень часто это напряжение носит ярко выраженный активный характер, сопровождается повы¬шенным вниманием к объекту деятельности, своеобразным приливом умственных и физических сил, жаждой действий, особым волнением, охватывающим нас. Иногда, когда мы плохо владеем своими действиями, оно выражается в своеобраз¬ной скованности, заторможенное™ движений, в суженности восприятия, в недо¬статочном распределении внимания.
Другим проявлением эмоциональных процессов является возбуждение пуспо-коение. Возбужденное эмоциональное состояние носит обычно активный харак¬тер, связано с деятельностью или с подготовкой к ней. Чрезмерное возбуждение может, однако, расстраивать целесообразную деятельность, делать ее беспорядоч¬ной, хаотичной. Успокоение связано со снижением активности, но также служит основой целесообразного ее применения.
С точки зрения влияния на деятельность человека эмоции делятся на стени-ческие и астенические. Стенические эмоции стимулируют деятельность, увели¬чивают энергию и напряжение сил человека, побуждают его к поступкам, выска¬зываниям. В этом случае человек готов «горы перевернуты». И наоборот, иногда переживания ведут к скованности, пассивности, тогда говорят об астенических эмоциях. Поэтому в зависимости от ситуации и индивидуальных особенностей эмоции могут по-разному влиять на поведение. Так, у человека, испытывающего чувство страха, возможно повышение мускульной силы, и он может броситься на¬встречу опасности. То же самое чувство страха может вызвать полный упадок сил, от страха у него могут «подгибаться колени».

Следует отметить, что неоднократно предпринимались попытки выделить ос¬новные, «фундаментальные» эмоции. В частности, принято выделять следующие эмоции:

Радость — положительное эмоциональное состояние, связанное с возможно¬стью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность.
Удивление — не имеющая четко выраженного положительного или отрицатель¬ного знака эмоциональная реакция на внезапно возникшие обстоятельства.

Страдание — отрицательное эмоциональное состояние, связанное с получен¬ной достоверной или кажущейся таковой информацией о невозможности удов¬летворения важнейших жизненных потребностей.

Гнев — эмоциональное состояние, отрицательное по знаку, как правило, проте¬кающее в форме аффекта и вызываемое внезапным возникновением серьезного препятствия на пути удовлетворения исключительно важной для субъекта по¬требности.

Отвращение — отрицательное эмоциональное состояние, вызываемое объек¬тами (предметами, людьми, обстоятельствами и т. д.), соприкосновение с которы¬ми вступает в резкое противоречие с идеологическими, нравственными или эсте¬тическими принципами и установками субъекта.

Презрение — отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в межличностных взаимоотношениях и порождаемое рассогласованием жизненных пози¬ций, взглядов и поведения субъекта с жизненными позициями, взглядами и пове¬дением объекта чувства.

Страх — отрицательное эмоциональное состояние, появляющееся при полу¬чении субъектом информации о реальной или воображаемой опасности.

Стыд — отрицательное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружаю¬щих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем об¬лике.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.55.19 | Сообщение # 69
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Следует отметить, что эмоциональные переживания носят неоднозначный ха¬рактер. Один и тот же объект может вызывать несогласованные, противоречивые эмоциональные отношения. Это явление получило название амбивалентность (двойственность) чувств. Обычно амбивалентность вызвана тем, что отдельные особенности сложного объекта по-разному влияют на потребности и ценности че¬ловека.
Чувства — это еще один вид эмоциональных состояний. Главное различие эмо¬ций и чувств заключается в том, что эмоции, как правило, носят характер ориен¬тировочной реакции, т. е. несут первичную информацию о недостатке или избыт¬ке чего-либо, поэтому они часто бывают неопределенными и недостаточно осо¬знаваемыми (например, смутное ощущение чего-либо). Чувства, напротив, в большинстве случаев предметны и конкретны. Такое явление, как «смутное чув¬ство» (например, «смутное терзание»), говорит о неопределенности чувств и мо¬жет рассматриваться как процесс перехода от эмоциональных ощущений к чув¬ствам. Другим различием эмоций и чувств является то, что эмоции в большей сте¬пени связаны с биологическими процессами, а чувства — с социальной сферой. Еще одним существенным различием эмоций и чувств, на которое необходимо обратить внимание, является то, что эмоции в большей степени связаны с обла¬стью бессознательного, а чувства максимально представлены в нашем сознании. Кроме этого, чувства человека всегда имеют определенное внешнее проявление, а эмоции чаще всего не имеют.
Чувства — еще более длительные, чем эмоции, психические стояния, имеющие четко выраженный предметный характер. Они отражают устойчивое отношение к каким-либо конкретным объектам (реальным или воображаемым). Человек не может переживать чувства вообще, если они не отнесены к кому-нибудь или чему-нибудь. Например, человек не в состоянии испытывать чувство любви, если у него нет объекта привязанности. Точно так же он не может испытывать чувство нена¬висти, если у него нет того, что он ненавидит.
Чувства возникли и формировались в процессе культурно-исторического раз¬вития человека. Способы выражения чувств менялись в зависимости от истори¬ческой эпохи. В индивидуальном развитии человека чувства выступают как зна¬чимый фактор в формировании мотивационной сферы. Человек всегда стремится заниматься тем видом деятельности и тем трудом, которые ему нравятся и вызы¬вают у него позитивные чувства.
Чувства играют значимую роль и в построении контактов с окружающими людьми. Человек всегда предпочитает находиться в комфортной обстановке, а не в условиях, вызывающих у него негативные чувства. Кроме этого, следует отме¬тить, что чувства всегда индивидуальны. То, что нравится одному, может вызы¬вать негативные чувства у другого. Это объясняется тем, что чувства опосредуются системой ценностных установок конкретного человека.
Особую форму переживания представляют собой высшие чувства, в которых заключено все богатство подлинно человеческих отношений. В зависимости от предметной сферы, к которой они относятся, чувства подразделяются на нрав¬ственные, эстетические, интеллектуальные.
Нравственными, или моральными, называются чувства, переживаемые людь¬ми при восприятии явлений действительности и сравнении этих явлений с норма¬ми, выработанными обществом. Проявление этих чувств предполагает, что чело¬веком усвоены нравственные нормы и правила поведения в том обществе, в кото¬ром он живет. Нравственные нормы складываются и изменяются в процессе исторического развития общества в зависимости от его традиций, обычаев, рели¬гии, господствующей идеологии и т. д. Действия и поступки людей, соответствую¬щие взглядам на нравственность в данном обществе, считаются моральными, нравственными; поступки, не соответствующие этим взглядам, считаются амо-ральными, безнравственными. К нравственным чувствам относят чувство долга, гуманность, доброжелательность, любовь, дружбу, патриотизм, сочувствие и т. д. К аморальным можно отнести жадность, эгоизм, жестокость и т. д. Следует отме¬тить, что в различных обществах эти чувства могут иметь некоторые различия в содержательном наполнении.
Отдельно можно выделить так называемые морально-политические чувства. Эта группа чувств проявляется в эмоциональных отношениях к различным обще¬ственным учреждениям и организациям, а также к государству в целом. Одной из важнейших особенностей морально-политических чувств является их действен¬ный характер. Они могут выступать как побудительные силы героических дел и поступков. Поэтому одной из задач любого государственного строя всегда было и остается формирование таких морально-политических чувств, как патриотизм, любовь к Родине и др.
Следующая группа чувств — это интеллектуальные чувства. Интеллектуаль¬ными чувствами называют переживания, возникающие в процессе познаватель¬ной деятельности человека. Наиболее типичной ситуацией, порождающей интел¬лектуальные чувства, является проблемная ситуация. Успешность или неуспеш¬ность, легкость или трудность умственной деятельности вызывают в человеке целую гамму переживаний. Интеллектуальные чувства не только сопровождают познавательную деятельность человека, но и стимулируют, усиливают ее, влияют на скорость и продуктивность мышления, на содержательность и точность полу-ченных знаний. Существование интеллектуальных чувств — удивления, любопыт¬ства, любознательности, чувства радости по поводу сделанного открытия, чувства сомнения в правильности решения, чувства уверенности в правильности доказа¬тельства — является ярким свидетельством взаимосвязи интеллектуальных и эмо¬циональных процессов. При этом чувства выступают как своеобразный регулятор умственной деятельности.
Эстетические чувства представляют собой эмоциональное отношение челове¬ка к прекрасному в природе, в жизни людей и в искусстве. Наблюдая окружающие в условиях, вызывающих у него негативные чувства. Кроме этого, следует отме¬тить, что чувства всегда индивидуальны. То, что нравится одному, может вызы¬вать негативные чувства у другого. Это объясняется тем, что чувства опосредуются системой ценностных установок конкретного человека.
Особую форму переживания представляют собой высшие чувства, в которых заключено все богатство подлинно человеческих отношений. В зависимости от предметной сферы, к которой они относятся, чувства подразделяются на нрав¬ственные, эстетические, интеллектуальные.
Нравственными, или моральными, называются чувства, переживаемые людь¬ми при восприятии явлений действительности и сравнении этих явлений с норма¬ми, выработанными обществом. Проявление этих чувств предполагает, что чело¬веком усвоены нравственные нормы и правила поведения в том обществе, в кото¬ром он живет. Нравственные нормы складываются и изменяются в процессе исторического развития общества в зависимости от его традиций, обычаев, рели¬гии, господствующей идеологии и т. д. Действия и поступки людей, соответствую-щие взглядам на нравственность в данном обществе, считаются моральными, нравственными; поступки, не соответствующие этим взглядам, считаются амо¬ральными, безнравственными. К нравственным чувствам относят чувство долга, гуманность, доброжелательность, любовь, дружбу, патриотизм, сочувствие и т. д. К аморальным можно отнести жадность, эгоизм, жестокость и т. д. Следует отме¬тить, что в различных обществах эти чувства могут иметь некоторые различия в содержательном наполнении.
Отдельно можно выделить так называемые морально-политические чувства. Эта группа чувств проявляется в эмоциональных отношениях к различным обще¬ственным учреждениям и организациям, а также к государству в целом. Одной из важнейших особенностей морально-политических чувств является их действен¬ный характер. Они могут выступать как побудительные силы героических дел и поступков. Поэтому одной из задач любого государственного строя всегда было и остается формирование таких морально-политических чувств, как патриотизм, любовь к Родине и др.
Следующая группа чувств — это интеллектуальные чувства. Интеллектуаль¬ными чувствами называют переживания, возникающие в процессе познаватель¬ной деятельности человека. Наиболее типичной ситуацией, порождающей интел¬лектуальные чувства, является проблемная ситуация. Успешность или неуспеш¬ность, легкость или трудность умственной деятельности вызывают в человеке целую гамму переживаний. Интеллектуальные чувства не только сопровождают познавательную деятельность человека, но и стимулируют, усиливают ее, влияют на скорость и продуктивность мышления, на содержательность и точность полу¬ченных знаний. Существование интеллектуальных чувств — удивления, любопыт¬ства, любознательности, чувства радости по поводу сделанного открытия, чувства сомнения в правильности решения, чувства уверенности в правильности доказа¬тельства — является ярким свидетельством взаимосвязи интеллектуальных и эмо¬циональных процессов. При этом чувства выступают как своеобразный регулятор умственной деятельности.
Эстетические чувства представляют собой эмоциональное отношение челове¬ка к прекрасному в природе, в жизни людей и в искусстве. Наблюдая окружающие
нас предметы и явления действительности, человек может испытывать особое чув¬ство восхищения их красотой. Особенно глубокие переживания человек испыты¬вает при восприятии произведений художественной литературы, музыкального, изобразительного, драматического и других видов искусства. Это вызвано тем, что в них специфически переплетаются и моральные, и интеллектуальные чувства. Эстетическое отношение проявляется через разные чувства — восторг, радость, презрение, отвращение, тоску, страдание и др.
Следует отметить, что рассмотренное деление чувств является достаточно условным. Обычно чувства, испытываемые человеком, так сложны и многогран¬ны, что их трудно отнести к какой-либо одной категории.
К высшим проявлением чувств многие авторы относят страсть — еще один вид сложных, качественно своеобразных и встречающихся только у человека эмо¬циональных состояний. Страсть представляет собой сплав эмоций, мотивов, чувств, сконцентрированных вокруг определенного вида деятельности или пред¬мета. С. Л. Рубинштейн писал, что «страсть всегда выражается в сосредоточенно¬сти, собранности помыслов и сил, их направленности на единую цель... Страсть означает порыв, увлечение, ориентацию всех устремлений и сил личности в еди-ном направлении, сосредоточение их на единой цели» (Рубинштейн С. Л., 1998).
Другую группу эмоциональных состояний составляют настроения человека. Настроение — самое длительное, или «хроническое», эмоциональное состояние, окрашивающее все поведение. Настроение отличают от эмоций меньшая интен¬сивность и меньшая предметность. Оно отражает бессознательную обобщенную оценку того, как на данный момент складываются обстоятельства. Настроение может быть радостным или печальным, веселым или угнетенным, бодрым или подавленным, спокойным или раздраженным и т. д.
Настроение существенно зависит от общего состояния здоровья, от работы желез внутренней секреции и особенно от тонуса нервной системы. Причины того или иного настроения не всегда ясны человеку, а тем более окружающим его лю¬дям. Недаром говорят о безотчетной грусти, беспричинной радости, и в этом смыс¬ле настроение — это бессознательная оценка личностью того, насколько благопри¬ятно для нее складываются обстоятельства. В этом настроения похожи на соб¬ственно эмоции и близки к сфере бессознательного. Но причина настроения всегда существует и в той или иной степени может быть осознана. Ею могут быть окру¬жающая природа, события, выполняемая деятельность и, конечно, люди.
Настроения могут различаться по продолжительности. Устойчивость настрое¬ния зависит от многих причин — возраста человека, индивидуальных особенно¬стей его характера и темперамента, силы воли, уровня развития ведущих мотивов поведения. Настроение может окрашивать поведение человека в течение несколь¬ких дней и даже недель. Более того, настроение может стать устойчивой чертой личности. Именно эту особенность настроения подразумевают, когда делят лю¬дей на оптимистов и пессимистов.
Настроения имеют огромное значение для эффективности деятельности, ко¬торой занимается человек. Например, известно, что одна и та же работа при одном настроении может казаться легкой и приятной, а при другом —тяжелой и удруча¬ющей. Естественно, что при хорошем настроении человек в состоянии выполнить гораздо больший объем работы, чем при плохом.
Настроение тесно связано с соотношением между самооценкой человека и уровнем его притязаний. У лиц с высокой самооценкой чаще наблюдается повы¬шенное настроение, у лиц же с заниженной самооценкой выраженное склонность к пассивно-отрицательным эмоциональным состояниям, связанным с ожиданием неблагоприятных исходов. Поэтому настроение может стать причиной отказа от действий и дальнейшего снижения притязаний, что может привести к отказу от удовлетворения данной потребности.
Представленные характеристики видов эмоциональных состояний являются достаточно общими. Каждый из перечисленных видов имеет свои подвиды, кото¬рые будут различаться по интенсивности, продолжительности, глубине, осознан¬ности, происхождению, условиям возникновения и исчезновения, воздействию на организм, динамике развития, направленности и др.
Говоря о классификации эмоциональных состояний, мы не отметили тот факт, что неоднократно предпринимались попытки выделить общие для всех эмоцио¬нальных состояний признаки. Одна из таких попыток принадлежит В. Вундту. По мнению Вундта, всю систему чувств можно определить как многообразие трех измерений, в котором каждое измерение имеет два противоположных направле¬ния, исключающих друг друга Существует еще один особый вид эмоциональных состояний — эмоциональ¬ный стресс.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.55.27 | Сообщение # 70
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Физиологические основы и психологические теории эмоций

Данный пункт главы не случайно объединяет в своем названии два аспекта:
физиологические основы и психологические теории эмоций. Исторически сложи¬лось так, что стремление найти первопричину эмоциональных состояний обуслов¬ливало появление различных точек зрения, которые находили отражение в соот¬ветствующих теориях. В течение длительного времени психологи пытались ре¬шить вопрос о природе эмоций. В ХУШ-Х1Х вв. не было единой точки зрения на данную проблему. Самой распространенной была интеллектуалистическая пози¬ция, которая строилась на утверждении о том, что органические проявления эмо¬ций — это следствие психических явлений. Наиболее четкую формулировку этой теории дал И. Ф. Гербарт, считавший, что фундаментальным психологическим фактом является представление, а испытываемые нами чувства соответствуют связи, которая устанавливается между различными представлениями, и могут рас¬сматриваться как реакция на конфликт между представлениями. Так, образ умер¬шего знакомого, сравниваемый с образом этого знакомого как еще живого, порож¬дает печаль. В свою очередь, это аффективное состояние непроизвольно, почти рефлекторно вызывает слезы и органические изменения, характеризующие скорбь.
Этой же позиции придерживался и В. Вундт. По его мнению, эмоции — это прежде всего изменения, характеризующиеся непосредственным влиянием чувств на течение представлений и, в некоторой степени, влиянием последних на чув¬ства, а органические процессы являются лишь следствием эмоций.
Таким образом, первоначально в исследовании эмоций утвердилось мнение о субъективной, т. е. психической, природе эмоций. Согласно этой точке зрения, психические процессы вызывают определенные органические изменения. Однако в 1872 г. Ч. Дарвин опубликовал книгу «Выражение эмоций у человека и живот¬ных», которая явилась поворотным пунктом в понимании связи биологических и психологических явлений, в том числе и в отношении эмоций.
В этой работе Дарвин доказывал, что эволюционный принцип применим не только к биологическому, но также к психическому и поведенческому развитию животных. Так, по его мнению, между поведением животного и человека много общего. Свою позицию он обосновывал исходя из наблюдений за внешним выра¬жением разных эмоциональных состояний у животных и людей. Например, он обнаружил большое сходство в экспрессивно-телесных движениях у антропоидов и слепорожденных детей. Данные наблюдения легли в основу теории эмоций, ко¬торая получила название эволюционной. Согласно этой теории, эмоции появились в процессе эволюции живых существ как жизненно важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к условиям и ситуациям его существования. Телесные изменения, сопровождающие различные эмоциональ¬ные состояния (например, движения), по Дарвину, есть не что иное, как рудимен-ты реальных приспособительных реакций организма, целесообразных на предыдущей стадии эволюции. Так, если руки становятся влажными при страхе, то это значит, что некогда у наших обезьяноподобных предков эта реакция при опасно¬сти облегчала схватывание за ветви деревьев. Забегая несколько вперед, необхо¬димо сказать, что позднее к этой теории вернулся Э. Клапаред, который писал:
«Эмоции возникают лишь тогда, когда по той или иной причине затрудняется адаптация. Если человек может убежать, он не испытывает эмоции страха». Одна¬ко воспроизведенная Э. Клапаредом точка зрения уже не соответствовала накоп¬ленному к тому времени экспериментальному и теоретическому материалу.
Современная история эмоций начинается с появления в 1884 г. статьи У. Джемса «Что такое эмоция?». Джеме и независимо от него Г. Ланге сформулировали теорию, согласно которой возникновение эмоций обусловлено вызываемыми внеш¬ними воздействиями изменениями как в произвольной двигательной сфере, так и в сфере непроизвольных актов, например деятельности сердечно-сосудистой сис¬темы. Ощущения, связанные с этими изменениями, и есть эмоциональные пере¬живания. По Джемсу, «мы печальны потому, что плачем; боимся потому, что дро¬жим; радуемся потому, что смеемся».
Именно органические изменения по теории Джемса—Ланге являются перво¬причинами эмоций. Отражаясь в психике человека через систему обратных свя¬зей, они порождают эмоциональное переживание соответствующей модальности Согласно этой точке зрения, сначала под действием внешних стимулов происхо¬дят характерные для эмоций изменения в организме и лишь затем, как их след¬ствие, возникает сама эмоция. Таким образом, периферические органические из¬менения, которые до появление теории Джемса—Ланге рассматривались как след¬ствия эмоций, стали их первопричиной. Следует отметить, что появление данной теории привело к упрощению понимания механизмов произвольной регуляции. Например, считалось, что нежелательные эмоции, такие как горе или гнев, можно подавить, если намеренно совершать действия, в результате которых обычно по¬являются положительные эмоции.
Однако концепция Джемса—Ланге вызвала ряд возражений. Альтернативную точку зрения на соотношение органических и эмоциональных процессов выска¬зал У. Кэннон. Он обнаружил, что телесные изменения, наблюдаемые при возник¬новении разных эмоциональных состояний, очень похожи друг на друга и не на¬столько разнообразны, чтобы вполне удовлетворительно объяснить качественные различия в высших эмоциональных переживаниях человека. В то же время внут¬ренние органы, с изменениями состояний которых Джеме и Ланге связывали воз¬никновение эмоциональных состояний, представляют собой довольно малочув¬ствительные структуры. Они очень медленно приходят в состояние возбуждения, а эмоции обычно возникают и развиваются довольно быстро. Более того, Кэннон обнаружил, что искусственно вызываемые у человека органические изменения далеко не всегда сопровождаются эмоциональными переживаниями. Самым силь¬ным аргументом Кэннона против теории Джемса—Ланге оказался проведенный им эксперимент, в результате которого было обнаружено, что искусственно вызы¬ваемое прекращение поступления органических сигналов в головной мозг не пред¬отвращает возникновение эмоций.

Кэннон считал, что телесные процессы при эмоциях биологически целесооб¬разны, поскольку служат предварительной настройкой всего организма на ситуа¬цию, когда от него потребуется повышенная трата энергетических ресурсов. При этом эмоциональные переживания и соответствующие им органические измене¬ния, по его мнению, возникают в одном и том же мозговом центре — таламусе.
Позже П. Бард показал, что на самом деле и телесные изменения, и эмоцио¬нальные переживания, связанные с ними, возникают почти одновременно, а из всех структур головного мозга собственно с эмоциями более всего функциональ¬но связан даже не сам таламус, а гипоталамус и центральные части лимбической системы. Позднее в экспериментах, проведенных на животных, X. Дельгадо уста¬новил, что с помощью электрических воздействий на эти структуры можно управ¬лять такими эмоциональными состояниями, как гнев и страх.
Психоорганическая теория эмоций (так условно стали называть концепции Джемса—Ланге и Кэннона—Барда) получила дальнейшее развитие под влиянием электрофизиологических исследований мозга. В результате проводимых экспери
соответствовали реальности; во-вторых, попытаться получить новые сведения, которые бы согласовывались с прежними ожиданиями. Таким образом, с позиции данной теории возникающие эмоциональные состояния рассматриваются как ос¬новная причина соответствующих действий и поступков.
В современной психологии теория когнитивного диссонанса чаще всего ис¬пользуется для того, чтобы объяснить поступки человека и его действия в самых различных ситуациях. Причем в детерминации поведения и возникновении эмо¬циональных состояний человека когнитивным факторам придается гораздо боль¬шее значение, чем органическим изменениям. Многие представители данного на¬правления полагают, что когнитивные оценки ситуации самым непосредственным образом влияют на характер эмоционального переживания.
К данной точке зрения близки взгляды С. Шехтера, который раскрыл роль памяти и мотивации человека в эмоциональных процессах. Концепция эмоций, предложенная С. Шехтером, получила название когнитивно-физиологической
Согласно этой теории, на возникшее эмоциональное состояние поми¬мо воспринимаемых стимулов и порождаемых ими телесных изменений оказыва¬ют воздействие прошлый опыт человека и его субъективная оценка наличной си¬туации. При этом оценка формируется на основе актуальных для него интересов и потребностей. Косвенным подтверждением справедливости когнитивной тео¬рии эмоций является влияние на переживания человека словесных инструкций, а также дополнительной информации, на основании которой человек меняет свою оценку ситуации.
В одном из экспериментов, направленном на доказательство положений ког¬нитивной теории эмоций, людям давали в качестве «лекарства» физиологически
нейтральный раствор (плацебо) в сопровождении различных инструкций. В од¬ном случае им говорили о том, что это лекарство должно будет вызвать у них со¬стояние эйфории, в другом — состояние гнева. После принятия «лекарства» ис¬пытуемых через некоторое время, когда по инструкции оно должно было начать действовать, спрашивали, что они ощущают. Оказалось, что те эмоциональные пе¬реживания, которые они испытывали, в большинстве случаев соответствовали данным им инструкциям.
К разряду когнитивистских может быть отнесена и информационная концеп¬ция эмоций П. В. Симонова. В соответствии с этой теорией эмоциональные состо¬яния определяются качеством и интенсивностью актуальной потребности инди¬вида и оценкой, которую он дает вероятности ее удовлетворения. Оценку этой ве¬роятности человек производит на основе врожденного и ранее приобретенного индивидуального опыта, непроизвольно сопоставляя информацию о средствах, времени, ресурсах, предположительно необходимых для удовлетворения потреб¬ности, с информацией, поступившей в данный момент. Так, например, эмоция страха развивается при недостатке сведений о средствах, необходимых для за¬щиты.
Подход В. П. Симонова был реализован в формуле
Э = П (Ин - Ис),
где:
Э — эмоция, ее сила и качество;
П — величина и специфика актуальной потребности;
Ин — информация, необходимая для удовлетворения актуальной потребности;
Ис — существующая информация, т. е. те сведения, которыми человек располагает в данный момент.
Следствия, вытекающие из формулы, таковы: если у человека нет потребности (П = 0), то и эмоции он не испытывает (Э = 0); эмоция ие возникает и в том случае, когда человек, испытывающий потребность, обладает полной возможностью для ее реализации. Если субъективная оценка вероятности удовлетворения потребно¬сти велика, проявляются положительные чувства. Отрицательные эмоции возни¬кают, если субъект отрицательно оценивает возможность удовлетворения потреб¬ности. Таким образом, сознавая или не сознавая это, человек постоянно сравнива¬ет информацию о том, что требуется для удовлетворения потребности, с тем, чем он располагает, и в зависимости от результатов сравнения испытывает различные эмоции.
Результаты экспериментальных исследований позволяют утверждать, что ведущую роль в регуляции эмоциональных состояний играет кора больших полу¬шарий. И. П. Павловым было показано, что именно кора регулирует протекание и выражение эмоций, держит под своим контролем все явления, происходящие в те¬ле, оказывает тормозящее влияние на подкорковые центры, управляет ими. Если кора мозга приходит в состояние чрезмерного возбуждения (при переутомлении, опьянении и т. д.), то происходит и перевозбуждение центров, лежащих ниже коры, вследствие чего исчезает обычная сдержанность. В случае же распростране¬ния широкого торможения наблюдаются угнетение, ослабление или скованность мускульных движений, упадок сердечно-сосудистой деятельности и дыхания и т. д.
О том, что кора мозга играет очень важную роль в регуляции эмоциональных состояний, свидетельствуют клинические случаи, в которых наблюдается резкое расхождение между субъективным переживанием и их внешним выражением. У больных с поражениями коры больших полушарий мозга любой раздражитель может вызвать совершенно не соответствующую ему внешнюю реакцию: взрывы смеха или потоки слез. Однако, смеясь, эти больные чувствуют себя печальными, а плача, иногда испытывают веселье.
Существенную роль в эмоциональных переживаниях человека играет вторая сигнальная система, поскольку переживания возникают не только при непосред¬ственных воздействиях внешней среды, но также могут быть вызваны словами, мыслями. Так, прочитанный рассказ продуцирует соответствующее эмоциональ¬ное состояние. В настоящее время принято считать, что вторая сигнальная систе¬ма является физиологической основой высших человеческих чувств — интеллек¬туальных, моральных, эстетических.
До настоящего времени единой точки зрения на природу эмоций не существу¬ет. По-прежнему интенсивно проводятся исследования, направленные на изуче¬ние эмоций. Накопленный в настоящее время экспериментальный и теоретиче¬ский материал позволяет говорить о двойственной природе эмоций. С одной сто¬роны — это субъективные факторы, к которым относят различные психические явления, в том числе когнитивные процессы, особенности организации системы ценностей человека и др. С другой стороны, эмоции определяются физиологиче¬скими особенностями индивида. Можно утверждать что эмоции возникают в ре¬зультате воздействия определенного раздражителя, а их появление есть не что иное, как проявление механизмов адаптации человека и регуляции его поведения. Мы также можем предположить, что эмоции сформировались в процессе эволю¬ции животного мира и максимального уровня развития они достигли у человека, поскольку у него они представлены предметно на уровне чувств.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.55.59 | Сообщение # 71
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
. Развитие эмоций и их значение в жизни человека

Эмоции проходят общий для всех высших психических функций путь разви¬тия — от внешних социально детерминированных форм к внутренним психиче¬ским процессам. На базе врожденных реакций у ребенка развивается восприятие эмоционального состояния окружающих его людей. Со временем, под влиянием усложняющихся социальных контактов, формируются эмоциональные процессы.
Наиболее ранние эмоциональные проявления у детей связаны с органически¬ми потребностями ребенка. Сюда относятся проявления удовольствия и неудо¬вольствия при удовлетворении или неудовлетворении потребности в еде, сне и т. п. Наряду с этим рано начинают проявляться и такие элементарные чувства, как страх и гнев. Вначале они носят бессознательный характер. Например, если вы возьмете на руки новорожденного ребенка и, подняв его вверх, затем быстро опустите вниз, то увидите, что ребенок весь сожмется, хотя он никогда еще не па
дал. Такой же бессознательный характер носят и первые проявления гнева, свя¬занного с неудовольствием, испытываемым детьми при неудовлетворении их по¬требностей. У одного двухмесячного ребенка, например, было отмечено проявле¬ние страха уже при взгляде на лицо отца, намеренно искаженное гримасой. У это¬го же ребенка наблюдались гневные морщинки на лбу, когда его начинали дразнить.
У детей также очень рано появляются сочувствие и сострадание. В научной и учебной литературе по психологии мы можем найти многочисленные примеры, подтверждающие это. Так, на двадцать седьмом месяце жизни ребенок плакал, когда ему показывали изображение плачущего человека, а один трехлетний маль¬чик бросался на каждого, кто бил его собаку, заявляя: «Как вы не понимаете, что ей больно».
Следует отметить, что положительные эмоции у ребенка развиваются посте¬пенно через игру и исследовательское поведение. Например, исследования К. Бюлера показали, что момент переживания удовольствия в детских играх по мере роста и развития ребенка сдвигается. Первоначально у малыша возникает удо¬вольствие в момент получения желаемого результата. В этом случае эмоции удо¬вольствия принадлежит поощряющая роль. Вторая ступень — функциональная. Играющему ребенку доставляет радость уже не только результат, но и сам про¬цесс деятельности. Удовольствие теперь связано не с окончанием процесса, а с его содержанием. На третьей ступени, у детей постарше, появляется предвосхищение удовольствия. Эмоция в этом случае возникает в начале игровой деятельности, и ни результат действия, ни само выполнение не являются центральными в пере¬живании ребенка.
Другой характерной особенностью проявления чувств в раннем возрасте явля¬ется их аффективный характер. Эмоциональные состояния у детей в этом возра¬сте возникают внезапно, протекают бурно, но столь же быстро и исчезают. Более значительный контроль над эмоциональным поведением возникает у детей лишь в старшем дошкольном возрасте, когда у них появляются и более сложные формы эмоциональной жизни под влиянием все более усложняющихся взаимоотноше¬ний с окружающими людьми.
Развитие отрицательных эмоций в значительной мере обусловлено неустойчи¬востью эмоциональной сферы детей и тесно связано с фрустрацией. Фрустрация — это эмоциональная реакция на помеху при достижении осознанной цели. Фрустрация может быть разрешена по-разному в зависимости от того, преодоле¬но ли препятствие, сделан ли его обход или найдена замещающая цель. Привыч¬ные способы разрешения фрустрируюшей ситуации определяют возникающие при этом эмоции. Часто повторяющееся в раннем детстве состояние фрустрации и стереотипные формы ее преодоления у одних закрепляют вялость, безразличие, безынициативность, у других — агрессивность, завистливость и озлобленность. Поэтому для избежания подобных эффектов нежелательно при воспитании ребенка слишком часто добиваться выполнения своих требований прямым нажи¬мом. Настаивая на немедленном выполнении требований, взрослые не предостав¬ляют ребенку возможности самому достигнуть поставленной перед ним цели и создают фрустрирующие условия, которые способствуют закреплению упрямства и агрессивности у одних и безынициативности — у других. Более целесообразным
в этом случае является использование возрастной особенности детей, которая за¬ключается в неустойчивости внимания. Достаточно отвлечь ребенка от возник¬шей проблемной ситуации, и он сам сможет выполнить поставленные перед ним задачи.
Изучение проблемы возникновения негативных эмоций у детей показало, что большое значение в формировании такого эмоционального состояния, как агрес¬сивность, играет наказание ребенка, особенно мера наказания. Оказалось, что дети, которых дома строго наказывали, проявляли во время игры с куклами боль¬шую агрессивность, чем дети, которых наказывали не слишком строго. Вместе с тем полное отсутствие наказаний неблагоприятно влияет на развитие детского характера. Дети, которых за агрессивные поступки по отношению к куклам нака¬зывали, были менее агрессивны и вне игры, чем те, которых совсем не наказывали.
Одновременно с формированием позитивных и негативных эмоций у детей постепенно формируются нравственные чувства. Зачатки нравственного созна¬ния впервые появляются у ребенка под влиянием одобрения, похвалы, а также порицания, когда ребенок слышит со стороны взрослых, что одно — можно, нужно и должно, а другое — нельзя, невозможно, нехорошо. Однако первые представле¬ния детей о том, что «хорошо» и что «плохо», самым тесным образом связаны с личными интересами как самого ребенка, так и других людей. Принцип обще¬ственной полезности того или иного поступка, осознание его морального смысла определяют поведение ребенка несколько позднее. Так, если спросить четырех¬пятилетних детей: «Почему не следует драться с товарищами?» или «Почему не следует без спроса брать чужие вещи?», — то ответы детей чаще всего учитывают неприятные последствия, вытекающие или для них лично, или для других людей. Например: «Драться нельзя, а то попадешь прямо в глаз» или «Брать чужое нель¬зя, а то в милицию поведут». К концу дошкольного периода появляются ответы уже иного порядка: «Драться с товарищами нельзя, потому что стыдно обижать их», т. е. у детей все больше возникает осознание моральных принципов пове¬дения.
К началу школьного обучения у детей отмечается достаточно высокий уровень контроля за своим поведением. В тесной связи с этим находится развитие нрав¬ственных чувств, например дети в этом возрасте уже переживают чувство стыда, когда взрослые порицают их за проступки.
Следует отметить, что у детей довольно рано обнаруживаются зачатки и дру¬гого очень сложного чувства — эстетического. Одним из первых его проявлений надо считать удовольствие, которое дети испытывают при слушании музыки. В конце первого года детям также могут нравиться определенные вещи. Особенно часто это проявляется в отношении игрушек и личных вещей ребенка. Конечно, понимание красивого носит у детей своеобразный характер. Детей больше всего пленяет яркость красок. Например, из четырех предъявленных в старшей группе детского сада изображений лошади: а) в виде схематического наброска штрихами, б) в виде зачерненного силуэта, в) в виде реалистического рисунка и, наконец, г) в виде лошадки ярко-красного цвета с зелеными копытами и гривой — детям больше всего понравилось последнее изображение.
Источником развития эстетических чувств являются занятия рисованием, пе¬нием, музыкой, посещение картинных галерей, театров, концертов, кино. Однако
дошкольники и учащиеся младших классов в ряде случаев еще не могут должным образом оценить художественные произведения. Например, в живописи они не¬редко обращают внимание главным образом на содержание картины и меньше на художественное выполнение. В музыке они больше любят громкий звук с быст¬рым темпом и ритм, чем гармонию мелодии. Подлинное понимание красоты ис¬кусства приходит к детям лишь в старших классах.
С переходом детей в школу, с расширением круга их знаний и жизненного опы¬та чувства ребенка значительно изменяются с качественной стороны. Умение вла¬деть своим поведением, сдерживать себя приводит к более устойчивому и более спокойному течению эмоций. Ребенок младшего школьного возраста уже не вы¬казывает так непосредственно своего гнева, как ребенок-дошкольник. Чувства детей-школьников не имеют уже того аффективного характера, который показа¬телен для детей раннего возраста.
Наряду с этим появляются новые источники чувств: знакомство с отдельными научными дисциплинами, занятия в школьных кружках, участие в ученических организациях, самостоятельное чтение книг. Все это способствует формированию так называемых интеллектуальных чувств. Ребенка, при удачном стечении обсто¬ятельств, все больше и больше привлекает познавательная деятельность, которая сопровождается позитивными эмоциями и чувством удовлетворения от познания нового.
Весьма показателен тот факт, что у детей в школьном возрасте меняются жиз¬ненные идеалы. Так, если дети дошкольного возраста, находясь главным образом в кругу семьи, в качестве идеала обычно выбирают кого-либо из родных, то с пере¬ходом ребенка в школу, с расширением его интеллектуального кругозора в каче¬стве идеала начинают выступать уже и другие люди, например учителя, литера¬турные герои или конкретные исторические личности.
Воспитание эмоций и чувств человека начинается с самого раннего детства. Важнейшим условием формирования положительных эмоций и чувств является забота со стороны взрослых. Тот ребенок, которому не хватает любви и ласки, вы¬растает холодным и неотзывчивым. Для возникновения эмоциональной чуткости также важна ответственность за другого, забота о младших братьях и сестрах, а ес¬ли таковых нет, то о домашних животных. Необходимо, чтобы ребенок сам о ком-то заботился, за кого-то отвечал.
Еще одно условие формирования эмоций и чувств у ребенка состоит в том, что¬бы чувства детей не ограничивались только пределами субъективных пережива¬ний, а получали свою реализацию в конкретных поступках, в действиях и деятель¬ности. В противном случае легко можно воспитать сентиментальных людей, спо¬собных лишь на словесное излияние, но не способных на неуклонное претворение своего чувства в жизнь.
Эмоции играют чрезвычайно важную роль в жизни людей. Так, сегодня никто не отрицает связь эмоций с особенностями жизнедеятельности организма. Хоро¬шо известно, что под влиянием эмоций изменяется деятельность органов крово¬обращения, дыхания, пищеварения, желез внутренней и внешней секреции и др. Излишняя интенсивность и длительность переживаний может вызвать наруше¬ния в организме. М. И. Аствацатуров писал, что сердце чаще поражается страхом, печень — гневом, желудок — апатией и подавленным состоянием. Возникновение
этих процессов имеет в своей основе изменения, происходящие во внешнем мире но затрагивает деятельность всего организма. Например, при эмоциональных переживаниях изменяется кровообращение: учащается или замедляется сердцебиение, изменяется тонус кровеносных сосудов, повышается или понижается кровяное давление и т. д. В результате при одних эмоциональных переживаниях чело век краснеет, при других — бледнеет. Сердце настолько чутко реагирует на все изменения эмоциональной жизни, что в народе именно его всегда считали вместилищем души, органом чувств, несмотря на то что изменения происходят одновременно и в дыхательной, и в пищеварительной, и в секреторной системах.
Под воздействием негативных эмоциональных состояний у человека может происходить формирование предпосылок к развитию разнообразных болезней И наоборот, существует значительное количество примеров, когда под влиянием эмоционального состояния ускоряется процесс исцеления. Неслучайно принято считать, что слово тоже лечит. При этом имеется в виду прежде всего вербально» воздействие врача-психотерапевта на эмоциональное состояние больного. В это» проявляется регуляторная функция эмоций и чувств.
Кроме того, что эмоции и чувства выполняют функцию регуляции состояние организма, они также задействованы и в регуляции поведения человека в целом Это стало возможным потому, что человеческие чувства и эмоции имеют длительную историю филогенетического развития, в ходе которого они стали выполнял целый ряд специфических функций, свойственных только для них. Прежде всего к таким функциям следует отнести отражательную функцию чувств, которая выражается в обобщенной оценке событий. Благодаря тому, что чувства охватывают весь организм, они позволяют определить полезность и вредность воздействующих на них факторов и реагировать, прежде чем будет определено само вредно» воздействие. Например, человек, переходящий дорогу, может испытывать страз различной степени в зависимости от складывающейся дорожной ситуации.


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Ёжик Дата: Понедельник, 09 Июль 27, 22.56.07 | Сообщение # 72
Мисс Конгениальность
Группа: Глобальные модераторы
Сообщений: 2013
Статус: Offline
Эмоциональная оценка событий может формироваться не только на основ! личного опыта человека, но и в результате сопереживаний, возникающих в процессе общения с другими людьми, в том числе через восприятие произведений искусства, средства массовой информации и т. д. Благодаря отражательной функции эмоций и чувств человек может ориентироваться в окружающей действительности, оценивать предметы и явления с точки зрения их желательности, т. е. чувств;
выполняют еще и предынформационную, или сигнальную, функцию. Возникающие переживания сигнализируют человеку, как идет у него процесс удовлетворение потребностей, какие препятствия встречает он на своем пути, на что надо обратить внимание в первую очередь и т. д.
Оценочная, или отражательная, функция эмоций и чувств непосредственно связана с побудительной, или стимулирующей, функцией. Например, в дорожной ситуации человек, испытывая страх перед приближающейся машиной, ускоряет свое движение через дорогу. С. Л. Рубинштейн указывал, что «...эмоция в себе самой заключает влечение, желание, стремление, направленное к предмету или о' него»*. Таким образом, эмоции и чувства способствуют определению направления поиска, в результате которого достигается удовлетворение возникшей потребности или решается стоящая перед человеком задача.
Следующая, специфически человеческая функция чувств заключается в том, что чувства принимают самое непосредственное участие в обучении, т. е. осуще¬ствляют подкрепляющую функцию. Значимые события, вызывающие сильную эмоциональную реакцию, быстрее и надолго запечатлеваются в памяти. Эмоции успеха-неуспеха обладают способностью привить любовь или навсегда угасить ее по отношению к тому виду деятельности, которой занимается человек, т. е. эмо¬ции влияют на характер мотивации человека по отношению к выполняемой им деятельности.
Переключательная функция эмоций особенно ярко обнаруживается при кон¬куренции мотивов, в результате которой определяется доминирующая потреб¬ность. Так, возможно возникновение противоречия между естественным для че¬ловека инстинктом самосохранения и социальной потребностью следовать опре¬деленной этической норме, что, по сути дела, реализуется в борьбе между страхом и чувством долга, страхом и стыдом. Привлекательность мотива, его близость лич¬ностным установкам направляет деятельность человека в ту или другую сторону.
Еще одна функция эмоций и чувств — приспособительная. По утверждению Ч. Дарвина, эмоции возникли как средство, при помощи которого живые суще¬ства устанавливают значимость тех или иных усло¬вий для удовлетворения актуальных для них по¬требностей. Благодаря вовремя возникшему чувству организм имеет возможность эффективно приспособиться к окружающим условиям.
Существует и коммуникативная функция чувств. Мимические и пантомимические движения позво¬ляют человеку передавать свои переживания дру¬гим людям, информировать их о своем отношении к предметам и явлениям окружающей действитель¬ности. Мимика, жесты, позы, выразительные вздо¬хи, изменение интонации являются «языком чело¬веческих чувств», средством сообщения не столько мыслей, сколько эмоций (рис. 16.4). Как показали исследования, не все проявления чувств одинаково легко распознать. Легче всего распознается ужас (57% испытуемых), затем отвращение (48%) и удивление (34%).
В рамках коммуникативной функции можно выделить и другие. Чувства, например, могут нести функцию воздействия на окружающих. Так, дети очень быстро замечают, что их эмоциональные ре¬акции, связанные с физическим нездоровьем, обла¬дают большой силой воздействия на окружающих. Пятилетний ребенок вполне сознательно говорит, что он будет плакать до тех пор, пока родители не выполнят его желание
объектом, можно обнаружить определенную схожесть, то другие эмоциональные проявления у людей строго индивидуальны. Разнообразие эмоциональных про¬явлений выражается прежде всего в преобладающем настроении людей. Под вли¬янием жизненных условий и в зависимости от отношения к ним у одних людей преобладает повышенное, бодрое, веселое настроение; у других — пониженное, по¬давленное, грустное; у третьих — капризное, раздражительное и т. д.
Существенные индивидуальные различия наблюдаются также в эмоциональ¬ной возбудимости людей. Есть люди эмоционально мало чуткие, у которых толь¬ко какие-либо чрезвычайные события вызывают ярко выраженные эмоции. Такие люди не столько чувствуют, попав в ту или иную жизненную ситуацию, сколько осознают ее умом. Есть и другая категория людей — эмоционально возбудимых, у которых малейший пустяк может вызвать сильные эмоции. Даже маловажное событие вызывает у них подъем или падение настроения.
Между людьми отмечаются существенные различия в глубине и устойчивости чувств. Одних людей чувства захватывают целиком, оставляют глубокий след пос¬ле себя. У других людей чувства носят поверхностный характер, протекают легко, малозаметно, проходят быстро и совершенно бесследно. Заметно различаются у людей проявления аффектов и страстей. В этом плане можно выделить людей неуравновешенных, легко теряющих контроль над собой и своим поведением, склонных легко поддаваться аффектам и страстям, например необузданному гне¬ву, панике, азарту. Другие люди, наоборот, всегда уравновешенны, вполне владе¬ют собой, сознательно контролируют свое поведение.
Одно из наиболее существенных различий между людьми кроется в том, как чувства и эмоции отражаются на их деятельности. Так, у одних людей чувства но¬сят действенный характер, побуждают к действию, у других все ограничивается самим чувством, не вызывающим никаких изменений в поведении. В наиболее яркой форме пассивность чувств выражается в сентиментальности человека. Та¬кие люди, как правило, склонны к эмоциональным переживаниям, но чувства, ко¬торые у них возникают, не влияют на их поведение.
Следует отметить, что существующие различия в проявлении эмоций и чувств в значительной степени обусловливают неповторимость конкретного человека, т. е. определяют его индивидуальность.

[в начало]
http://storm.moy.su/forum/101-755-13140-16-1247912935


Всё замкнуто в себе,
И видит лишь себя.
На 360 вокруг лишь только зеркала.
 
Форум » Информаторий » Психология » Психологические процессы (Лурия. Лекции по общей психологии)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Copyright MyCorp © 2016 | Используются технологии uCoz